Приглашаем посетить сайт

Cлово "ПИСЬМО"


0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ПИСЕМ, ПИСЬМА, ПИСЬМЕ, ПИСЬМАХ

Входимость: 89.
Входимость: 83.
Входимость: 78.
Входимость: 71.
Входимость: 71.
Входимость: 68.
Входимость: 57.
Входимость: 57.
Входимость: 54.
Входимость: 53.
Входимость: 51.
Входимость: 50.
Входимость: 48.
Входимость: 45.
Входимость: 43.
Входимость: 42.
Входимость: 40.
Входимость: 39.
Входимость: 38.
Входимость: 38.
Входимость: 36.
Входимость: 35.
Входимость: 34.
Входимость: 34.
Входимость: 34.
Входимость: 33.
Входимость: 32.
Входимость: 32.
Входимость: 32.
Входимость: 31.
Входимость: 31.
Входимость: 31.
Входимость: 31.
Входимость: 30.
Входимость: 30.
Входимость: 30.
Входимость: 29.
Входимость: 29.
Входимость: 28.
Входимость: 28.
Входимость: 28.
Входимость: 28.
Входимость: 27.
Входимость: 27.
Входимость: 27.
Входимость: 27.
Входимость: 27.
Входимость: 26.
Входимость: 26.
Входимость: 26.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 89. Размер: 91кб.
Часть текста: не ошибался: Уолпол был «интересный человек» и весьма заметная фигура в интеллектуальной жизни Европы XVIII столетия. Блестяще образованный дилетант, питомец Итона и Кембриджа, школьный товарищ выдающегося поэта Томаса Грея, от которого он, по-видимому, воспринял вкус к английской старине, Уолпол занимался историей, эстетикой, изящными искусствами, более всего живописью и архитектурой, археологией и литературой. С конца 1740-х годов его антикварные и коллекционерские наклонности материализуются в построении собственного «готического», т. е. средневекового, замка, названного им «Strawberry Нill», «Земляничный холм», в купленном поместье на берегу Темзы, в окрестностях Лондона. Возведение Строуберри Хилла захватило его полностью; это было его детище, воплощение его художественных вкусов, его любви к старине, его литературных фантазий. Здесь и зародился замысел «Замка Отранто», первого в точном смысле слова готического романа. Это был одновременно и первый большой опыт Уолпола в области художественного творчества. До сих пор он печатал сочинения по истории...
Входимость: 83. Размер: 118кб.
Часть текста: состоялось беглое знакомство обоих поэтов. Адепт "Бури и натиска", каковым поначалу казался автору "Вертера" автор "Разбойников", к тому же моложе его на десять лет, вызывал у "веймарского" Гёте чувство настороженности. Точно так же и все последующие драмы, вплоть до "Дона Карлоса", нисколько не расположили его к Шиллеру. Итак, на протяжении многих лет Гёте сознательно старался держаться подальше от автора, чьи "странные порождения фантазии" чересчур живо напоминали ему то бурное время его собственной молодости, которое ныне уже отошло для него в прошлое. Когда Гёте вернулся из Италии, Шиллер уже жил в Веймаре, и притом с июля 1787 года, однако в ту пору сближения между ними не произошло. Правда, Гёте способствовал назначению Шиллера профессором истории в Йенский университет, и в мае 1789 года Шиллер переселился в Йену, но поэты по-прежнему оставались чужими друг другу. Лишь изредка встречались они то тут, то там, но ничего от этого не менялось. А ведь Шиллер впервые увидел прославленного автора "Гёца" и "Вертера" еще в декабре 1779 года, когда веймарский герцог на обратном пути из Швейцарии вместе со своей свитой посетил штутгартскую Карлову школу. Странное сочетание: двадцатилетний ученик Военной академии, впереди у которого в ту пору еще были и побег из-под ига вюртембергского герцога, и вереница беспокойных лет, — и тайный советник, прочно обосновавшийся в жизни (по крайней мере так казалось). Впоследствии, начиная с 1787 года, как в веймарский, так и позднее в йенский период, Шиллеру не раз случалось высказываться о Гёте, и всякий раз в его высказываниях слышались то восхищение и зависть, то резкое неприятие, но иной раз и затаенное стремление расположить знаменитого собрата к себе. Шиллер иронически отзывался о том духовном влиянии, которому Гёте подчинил...
Входимость: 78. Размер: 53кб.
Часть текста: г. французский дипломат граф Шарль де Ферриоль, прогуливаясь по стамбульскому невольничьему рынку, обратил внимание на девочку-черкешенку, взятую в плен во время одного из турецких набегов, и вскоре купил ее за 1500 ливров. Девочке было года четыре; она отзывалась на имя Гаиде; первоначальный владелец ее утверждал, что происходила она из знатного, возможно, даже княжеского рода. В Стамбуле Ферриоль находился в качестве королевского советника с особой миссией - в связи с подготовкой конгресса, которому предстояло собраться в Карловицах для заключения мирного договора между Турцией, с одной стороны, Россией, Австрией, Венецией и Польшей – с другой. 22 июня 1698 г. после завершения всех дел он покинул Стамбул и отправился на родину; вместе с ним была Гаиде. 30 августа корабль, на котором они плыли, вошел в порт Марселя, и путешественники двинулись к французской столице. По дороге, в Лионе, Гаиде была крещена. Ее крестной матерью стала г-жа де Ла Феррьер, жена лионского сенешаля; в роли крестного отца выступил сам Ферриоль. При крещении ей были даны имена Шарлотта-Элизабет. Ферриоль оставался в Париже около года, а затем вновь отбыл в Стамбул, теперь уже в ранге посланника: об этом назначении он мечтал давно и добивался его с необычайным упорством. Что же касается девочки, то ее без особых колебаний он с самого начала...
Входимость: 71. Размер: 47кб.
Часть текста: Специальность 10. 01. 08 - Теория литературы. Текстология. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Москва - 2002 Работа выполнена на кафедре теоретической и исторической поэтики Российского государственного гуманитарного университета Научный руководитель - доктор филологических наук, профессор Н. Д. Тамарченко Официальные оппоненты - доктор филологических наук, профессор Ю. В. Манн доктор филологических наук, профессор В. А. Миловидов Ведущая организация - Самарский государственный университет С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Российского государственного гуманитарного университета ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ Диссертационное исследование посвящено проблеме инвариантной структуры эпистолярного романа и трансформации жанра в русской литературе. Актуальность исследования определяется, во- первых, отсутствием в отечественной науке специальных работ, посвященных эпистолярному роману как жанру. По существу, не выявлен объем рассматриваемого понятия, не дана его дефиниция. Не учитывается богатая традиция изучения жанра в работах западных исследователей по данной и смежной проблематике (Дж. Альтман, Б. Дуйфхьюзен, М. -С. Грасси, В. Милн, Б. Ромберг, Ж. Руссе, Л. Версини и др.). Во-вторых, в силу своей малоизученности актуальной оказывается проблема собственно русского эпистолярного романа, в частности, его отношение к традиции европейского романа в письмах XVIII в. и основные направления жанровой трансформации. При этом сама постановка проблемы сообщает исследованию актуальный для современного литературоведения сравнительный уклон. Соответственно, предметом исследования является эпистолярный роман как жанр, т. е. его устойчивые структурные особенности и эволюция, а объектом - классические образцы романа в письмах, созданные в XVIII в. и оказавшие заметное влияние на последующее развитие литературы (в...
Входимость: 71. Размер: 149кб.
Часть текста: маршала о своем благополучном прибытии; он написал также Конти и Терезе. Он предоставил Терезе полную свободу последовать за ним в изгнание или оставаться в Монморанси. "Реши сана, как поступить,-писал он в заключение своего письма,-и следуй исключительно собственному желанию, потому что, как мне ни будет тяжело отделить свою жизнь от твоей, после того, как мы столько времени прожили вместе, я могу это сделать, хотя и с сожалением, но без ущерба. Кроме того, твое пребывание здесь встречает препятствия, на которые я, однако, не буду обращать внимания, если ты пожелаешь приехать. Обсуди этот вопрос сама, милое дитя, и подумай, сможешь ли ты перенести мое уединенное существование. Если ты приедешь, я попытаюсь сделать его для тебя как можно более приятным, и я приму все возможные меры к тому, чтобы ты могла правильно выполнять свои религиозные обязанности. Но если ты предпочитаешь оставаться на месте, то сделай это без всяких угрызений совести, а я всегда буду делать все, что в моих силах, чтобы обеспечить тебе хорошую и удобную жизнь". Это было любезное и благоразумное письмо. Один из новейших биографов Руссо, Э. Фаге, усмотрел из него, что Руссо охотно расстался бы с Терезой. Я читаю из него нечто совершенно другое. Тереза не хотела и слышать о том, чтобы оставаться в Монморанси. Через несколько дней после его прибытия в Иверден получилось известие, что Женевское правительство присудило "Эмиля" и "Общественный договор" к публичному сожжению и предписало арестовать автора, если он осмелится появиться в пределах Женевскаго округа. Вскоре последовали и другие приговоры. В высказанном в "Эмиле" сомнении в существовании чудес и откровения как светские, так и духовные власти почувствовали угрозу себе. То, что Руссо оставил в неприкосновенности божество на небесном троне, не спасло его; он оскорбил авторитет церкви, и как церковь, так и государство, почувствовавшее и себя задетым в лице церкви, обрушились на него всею...

© 2000- NIV