Приглашаем посетить сайт

Cлово "ДОЛЖНЫЙ"


0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ДОЛЖНОЕ, ДОЛЖЕН, ДОЛЖНА, ДОЛЖНЫ, ДОЛЖНО

Входимость: 52.
Входимость: 48.
Входимость: 44.
Входимость: 42.
Входимость: 42.
Входимость: 39.
Входимость: 38.
Входимость: 36.
Входимость: 35.
Входимость: 35.
Входимость: 33.
Входимость: 32.
Входимость: 31.
Входимость: 31.
Входимость: 30.
Входимость: 30.
Входимость: 28.
Входимость: 27.
Входимость: 26.
Входимость: 26.
Входимость: 26.
Входимость: 26.
Входимость: 26.
Входимость: 25.
Входимость: 25.
Входимость: 25.
Входимость: 24.
Входимость: 24.
Входимость: 24.
Входимость: 23.
Входимость: 23.
Входимость: 23.
Входимость: 23.
Входимость: 23.
Входимость: 23.
Входимость: 23.
Входимость: 22.
Входимость: 22.
Входимость: 22.
Входимость: 22.
Входимость: 22.
Входимость: 21.
Входимость: 21.
Входимость: 21.
Входимость: 21.
Входимость: 21.
Входимость: 21.
Входимость: 21.
Входимость: 21.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 52. Размер: 104кб.
Часть текста: хозяина мастерской в наемного рабочего, крестьянина — в батрака, сводящая до ничтожного минимума заработок сохраняющего свою кажущуюся самостоятельность мелкого собственника, бессильного против конкуренции со стороны крупного предпринимателя или против эксплуатации со стороны торговца-скупщика. Само собой разумеется, что социальные настроения этих слоев были весьма далеки от оптимизма физиократов. Эти настроения должны были создать — и действительно создали — почву для возникновения в XVIII веке весьма влиятельного литературного течения, которое можно назвать уравнительным. Представители этого течения отнюдь не сочувствуют феодализму. Наоборот, их критика феодализма значительно резче и определеннее, чем критика физиократов. Крупная буржуазия могла мечтать о компромиссе с силами старого феодального порядка. Мелкобуржуазные слои (особенно крестьяне) видели в феодале своего злейшего эксплуататора, ненависть к которому отнюдь не становилась меньше от того, что рядом с ним появилась фигура нового эксплуататора — капиталиста. Но идеологи мелкой буржуазии не могли принять и той идеализации капитализма, которую давали физиократы. Поэтому критика феодально-бюрократических порядков соединяется у них с критикой растущих капиталистических отношений. Последняя, конечно, половинчата, непоследовательна. Отправляясь от исследования бедственного положения масс, писатели этой группы приходят к выводу, что источником его является неограниченное господство частной собственности. Поэтому они — решительные противники принципа laissez faire, сторонники ограничений буржуазной «свободы». Некоторые из них идут дальше и признают злом частную собственность вообще. Но из своего теоретического радикализма они не в состоянии сделать логический вывод о...
Входимость: 48. Размер: 101кб.
Часть текста: (1723—1789). Гольбах происходил из состоятельной немецкой семьи. Он родился в Германии, но в детском возрасте был привезен во Францию. Получив здесь первоначальное образование и окончив затем Лейденский университет, он оставался во Франции до конца своих дней. Начав свою литературную карьеру с переводов на французский язык немецких научных работ, Гольбах сблизился с Дидро и стал затем одним из активнейших сотрудников «Энциклопедии» по естественным наукам. Салон Гольбаха являлся центром, где периодически собирались в эти годы виднейшие представители передовой мысли Франции. Гольбаху принадлежит ряд ярких атеистических и материалистических работ, в том числе одно из значительнейших произведений французской материалистической философии — «Система природы». В 70-х годах он выпустил несколько обративших на себя внимание книг по теории общества и государства: «Politique naturelle», «Systeme social», «Ethocratie». В этих произведениях...
Входимость: 44. Размер: 149кб.
Часть текста: жизнь от твоей, после того, как мы столько времени прожили вместе, я могу это сделать, хотя и с сожалением, но без ущерба. Кроме того, твое пребывание здесь встречает препятствия, на которые я, однако, не буду обращать внимания, если ты пожелаешь приехать. Обсуди этот вопрос сама, милое дитя, и подумай, сможешь ли ты перенести мое уединенное существование. Если ты приедешь, я попытаюсь сделать его для тебя как можно более приятным, и я приму все возможные меры к тому, чтобы ты могла правильно выполнять свои религиозные обязанности. Но если ты предпочитаешь оставаться на месте, то сделай это без всяких угрызений совести, а я всегда буду делать все, что в моих силах, чтобы обеспечить тебе хорошую и удобную жизнь". Это было любезное и благоразумное письмо. Один из новейших биографов Руссо, Э. Фаге, усмотрел из него, что Руссо охотно расстался бы с Терезой. Я читаю из него нечто совершенно другое. Тереза не хотела и слышать о том, чтобы оставаться в Монморанси. Через несколько дней после его прибытия в Иверден получилось известие, что Женевское правительство присудило "Эмиля" и "Общественный договор" к публичному сожжению и предписало арестовать автора, если он осмелится появиться в пределах Женевскаго округа. Вскоре последовали и другие приговоры. В высказанном в "Эмиле" сомнении в существовании чудес и откровения как светские, так и духовные власти...
Входимость: 42. Размер: 53кб.
Часть текста: снами От волшебства, навеянного вами. Фауст Ночь. Теперь говорят все бьющие родники. И моя душа тоже - бьющий родник. Ночь. Теперь лишь пробуждаются все песни любящих. И моя душа тоже - песнь любящего. Во мне есть что - то неутоленное, неутолимое; оно хочет говорить. Во мне есть жажда любви, которая сама говорит языком любви. Так говорил Заратустра Фауст и Заратустра! В праздничном, торжественном настроении приближаемся мы к этим святым именам. Ведь оба они алтари, алтари, на которых молились и за которые боролись два великих человека, коих нам следует почитать величайшими людьми всех времен и народов. Фауст и Заратустра! Все, что есть великого и божественного в человеческом роде, звучит нам навстречу из этих храмов; и не только великое и божественное, но и вся скорбь человечества, рядом с которой - ликующие, весело зовущие звуки спасения, надежды, силы, радостнейшей, увереннейшей жизни и веры будущего! Гремя и замирая, раздается в них поступь столетий, - но что же я говорю: столетий, - то, что мы слышим, есть таинственное упоение вечности. И для нас это то же самое, как если бы с нами заговорил сам Дух, который с самого начала был, есть и всегда будет! Оттого и сегодня все низменное остается вдали от нас, когда мы вступаем в эти священные места. Но что же ищем мы в них? Хотим ли мы прикоснуться к венкам, которыми они украшены, и растрепать их? Нет, поистине не хотим! Святые они для нас! Радоваться хотим мы им, хотим в...
Входимость: 42. Размер: 138кб.
Часть текста: за обедом шел разговор о блестящей речи Каннинга в защиту Португалии. — Многие называют его речь грубой,— сказал Гете,— но эти люди сами не знают, чего хотят. У них просто какой-то зуд отрицать все значительное. И это не оппозиция, а чистейшая фронда. Им надо ненавидеть что-то значительное. Покуда Наполеон властвовал над миром, они ненавидели его, для них он был отличным громоотводом. Когда с ним было покончено, они затеяли фронду против Священного союза, а между тем никогда еще люди не придумывали чего-либо более разумного и благодетельного для человечества. Теперь настал черед Каннинга. Его речь о Португалии — результат глубоких раздумий. Он прекрасно отдает себе отчет в силе своей власти, в своем высоком положении и прав, говоря то, что чувствует. Но эти санкюлоты его понять не в состоянии, то, что нам всем представляется весьма значительным, им кажется грубым. Они не умеют чтить незаурядное, для них оно непереносимо. Четверг вечером, 4 января 1827 г. Гете очень хвалил стихи Виктора Гюго. — Это большой талант,— сказал он,— и на него повлияла немецкая...

© 2000- NIV