Приглашаем посетить сайт

Cлово "ФРАНЦУЗСКИЙ"


0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ФРАНЦУЗСКОГО, ФРАНЦУЗСКАЯ, ФРАНЦУЗСКИХ, ФРАНЦУЗСКОЙ

Входимость: 160.
Входимость: 106.
Входимость: 85.
Входимость: 84.
Входимость: 80.
Входимость: 67.
Входимость: 65.
Входимость: 60.
Входимость: 57.
Входимость: 57.
Входимость: 52.
Входимость: 50.
Входимость: 49.
Входимость: 48.
Входимость: 45.
Входимость: 44.
Входимость: 44.
Входимость: 43.
Входимость: 39.
Входимость: 39.
Входимость: 39.
Входимость: 37.
Входимость: 37.
Входимость: 37.
Входимость: 36.
Входимость: 36.
Входимость: 35.
Входимость: 34.
Входимость: 33.
Входимость: 32.
Входимость: 32.
Входимость: 31.
Входимость: 31.
Входимость: 30.
Входимость: 29.
Входимость: 29.
Входимость: 28.
Входимость: 28.
Входимость: 28.
Входимость: 27.
Входимость: 27.
Входимость: 27.
Входимость: 27.
Входимость: 26.
Входимость: 26.
Входимость: 26.
Входимость: 26.
Входимость: 26.
Входимость: 26.
Входимость: 25.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 160. Размер: 71кб.
Часть текста: и межкультурная коммуникация. 2009. № 3 www.ffl.msu.ru/img/pages/File/nauka/vestnik Культурные взаимоотношения между разными странами, видоиз-меняющиеся на протяжении столетий , имеют свое ядро, свою “изюминку” или “визитную карточку”. В развитии франко-российских связей таким ядром была галломания – интенсивное проникновение французского языка и культуры в русский ареал, восприятие и переработка этого влияния. Несмотря на то что этот период длился недолго (пик галломании приходится на вторую половину XVIII – первую треть XIX в.), он продолжал (и продолжает) ретроспективно воздействовать на последующие контакты, обозначая высокую планку взаимодействия между нашими странами. Наряду с этим происходило движение людей, идей и слов в другом направлении – из России во Францию. Именно поэтому франко-российские связи рассматрива-ются с двух сторон – следы России во Франции 1 и следы Франции в России. В данной статье преобладает второй аспект, однако он рассматривается как диалог, предполагающий не только наблюдения и оценки, но и двусторонний обмен мнениями. Когда первый французский дипломат Ля Невиль (La Néville) посетил Москву (это было в последний год правления Софьи, в 1689 г.), французский язык в России был еще неизвестен , и дипломат должен был завоевывать культурное пространство: “Я ему (сыну боярина Матвеева. – Авт.) посоветовал выучить...
Входимость: 106. Размер: 101кб.
Часть текста: одинакового интеллектуального развития людей, он вместе с тем не мог представить себе общества, не знающего богатства и бедности, избавленного от господ и слуг. Гельвеции и Гольбах полагали, что с упразднением имущественного неравенства исчезнет взаимная заинтересованность людей, станет невозможной реализация взаимной пользы и использования. На основании сказанного может показаться непонятным утверждение об исторической и логической связи между французским материализмом, с одной стороны, и утопическим социализмом и коммунизмом XIX века — с другой. Это утверждение может показаться еще более необоснованным, если учесть отрицательное отношение Сен-Симона и Фурье к французскому материализму XVIII века. И все же тесная связь французского материализма с утопическим социализмом и коммунизмом XIX века бесспорна. Впервые на нее указал Маркс. В «Святом семействе» он писал: «Связь французского материализма с Декартом и /IOKKOM И противоположность философии XVIII века метафизике XVII века обстоятельно освещены в большинстве новейших французских историй философии... Напротив, связь материализма XVIII века с английским и французским коммунизмом XIX века нуждается еще в обстоятельном освещении» 1 . Здесь же Маркс отмечал, что если картезианский материализм приводит «к естествознанию в тесном смысле слова», то другое направление французского материализма, которое отталкивалось от /1окка (наиболее ярким представителем являлся Гельвеции), приводит непосредственно к социализму и коммунизму. Маркс указывает на те положения французского материализма, которые в новых социально-политических условиях могли в критически освоенной форме лечь в основу взглядов утопических социалистов и коммунистов XIX века. «Не требуется большой остроты ума, — пишет он, — чтобы усмотреть необходимую связь между учением материализма о прирожденной склонности людей к добру и равенстве их умственных способностей, о всемогуществе опыта,...
Входимость: 85. Размер: 30кб.
Часть текста: привилегий, всей совокупности уцененных уже историей ценностей старого общества, его политические и правовые нормы, этические и эстетические кодексы были развенчаны французскими просветителями XVIII века. Неотразимой была сила этой революционной критики, ибо она выражала гнев, чаяния и надежды не только предреволюционной буржуазна Франции, но и всего угнетенного французского народа. Характеризуя французское Просвещение XVIII столетия, его наиболее радикальных представителей, Ф. Энгельс писал: «Великие люди, которые во Франции просвещали головы для приближавшейся революции, сами выступали крайне революционно. Никаких внешних авторитетов какого бы то ни было рода они не признавали. Религия, понимание природы, общество, государственный строй — все было подвергнуто самой беспощадной критике» 1 , Ф. Энгельс с полным основанием констатировал, что во Франции XVIII столетия «философская революция предшествовала политическому перевороту» 2. Французское Просвещение XVIII века явилось историческим и логическим продолжением духовных ценностей эпохи Ренессанса, передовой общественной мысли Италии, Англии и Голландии XVI—XVII столетий, французского свободомыслия предыдущей эпохи. Разумеется, французское Просвещение XVIII века нельзя рассматривать как простое продолжение предшествующих прогрессивных социально-политических, философских, этических и эстетических идей, ибо оно отражало более высокий этап борьбы против феодализма и абсолютизма. Радикализм разрыва с феодальной действительностью во Франции XVIII века должен был определить и определил радикализм, новизну антифеодальных идей французских просветителей. Важно отметить также выдающуюся роль французского Просвещения, и в особенности его материалистического крыла, в развитии естественных и общественных наук. Опираясь на достижения своей эпохи, просветители в свою очередь стимулировали дальнейшее...
Входимость: 84. Размер: 60кб.
Часть текста: идейные предпосылки французского Просвещения XVIII века В XVIII столетии Франция стала ареной нарастающей борьбы между отжившим свой век феодальным строем и развившимся в его недрах капитализмом. Росло и крепло широкое антифеодальное движение, которое в своем поступательном развитии должно было привести к уничтожению феодальных отношений и к победе буржуазного строя. «Победа буржуазии означала тогда, — писал К. Маркс, — победу нового общественного строя, победу буржуазной собственности над феодальной, нации над провинциализмом, конкуренции над цеховым строем, дробления собственности над майоратом, господства собственника земли над подчинением собственника земле, просвещения над суеверием, семьи над родовым именем, предприимчивости над героической ленью, буржуазного права над средневековыми привилегиями» 1. В то время, когда в результате развития капиталистического способа производства буржуазия успела уже превратиться в достаточно влиятельную силу в экономике страны, вся полнота власти еще продолжала оставаться в руках господствующих феодальных сословий — дворянства и духовенства. Светская и духовная аристократия, составлявшая не более одного процента населения Франции, владела более чем третьей частью земли и держала в кабале многомиллионные массы французского крестьянства. Многочисленными феодальными поборами и повинностями она грабила французскую деревню и обрекала ее на упадок и разорение. «... Феодальное право узаконило захваты, простиравшиеся на все силы природы, на все растущее, двигающееся и дышащее. На воду рыбных рек, на пылавший в печи огонь, на котором пекся жалкий хлеб, содержавший в себе примесь овса и ячменя; на ветер, приводивший в движение мукомольные мельницы; на вино, сочившееся из виноградных...
Входимость: 80. Размер: 65кб.
Часть текста: вниманием исследователей. Однако реальность конференции очень быстро развеяла скептицизм; мало того, что доклады по большей части оказались страшно увлекательными, они еще и очень точно отвечали формулировке: в наиболее удачных выступлениях речь шла не просто о судьбе того или иного француза или русского, но о формировании образов иностранцев, представлений о чужой стране. Тон задало самое первое выступление. Доклад Галины Кабаковой (Сорбонна Париж-4) назывался “Образ иностранца в европейских этиологических сказках”. Этиологические сказки, то есть сказки о происхождении, — термин “ученый”. Меж тем речь в докладе шла о представлениях самых что ни на есть простонародных, о том, как изображается рождение разных народов в так называемых “народных Библиях”, Библиях бедняков, зачастую весьма далеко уходящих от канонического Священного Писания. Народная мысль объясняет многообразие национальностей несколькими способами. Первый вариант докладчица назвала “сверхкомплектным творением”: например, все народы создал Бог, а потом дьявол стал подзуживать его, и Бог, не удержавшись, сотворил еще один, самый неудачный и неприятный, причем сделал это наиболее экзотическим и нелепым образом: топнул ногой — и вышел вестфалец, воткнул палку в землю — и получился нормандец, сунулся в кротовую нору — и получился чернокожий... Во многих сказаниях инициатором дифференциации народов выступает дьявол, а сама процедура творения носит, так сказать, кулинарный характер: например, в украинской сказке дьявол “варит” народы в котле с травами, и качество их зависит от времени приготовления: украинец получился недоваренным, а еврей, напротив, — переваренным. В...

© 2000- NIV