Приглашаем посетить сайт

Cлово "КНИГА"


0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: КНИГ, КНИГИ, КНИГУ, КНИГЕ

Входимость: 111.
Входимость: 88.
Входимость: 82.
Входимость: 62.
Входимость: 61.
Входимость: 57.
Входимость: 56.
Входимость: 55.
Входимость: 52.
Входимость: 52.
Входимость: 47.
Входимость: 45.
Входимость: 44.
Входимость: 41.
Входимость: 39.
Входимость: 39.
Входимость: 39.
Входимость: 39.
Входимость: 39.
Входимость: 39.
Входимость: 38.
Входимость: 37.
Входимость: 35.
Входимость: 35.
Входимость: 34.
Входимость: 34.
Входимость: 33.
Входимость: 33.
Входимость: 33.
Входимость: 33.
Входимость: 33.
Входимость: 32.
Входимость: 32.
Входимость: 32.
Входимость: 32.
Входимость: 32.
Входимость: 31.
Входимость: 31.
Входимость: 31.
Входимость: 30.
Входимость: 29.
Входимость: 29.
Входимость: 28.
Входимость: 28.
Входимость: 28.
Входимость: 28.
Входимость: 28.
Входимость: 28.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 111. Размер: 48кб.
Часть текста: 1 Тем самым Гончаров как бы предостерегал от намерения соотносить его творчество с достижениями западноевропейской мысли и литературы. И действительно, серьезные попытки изучения наследия Гончарова в связи с общим развитием европейской культуры были предприняты только за последние полвека. 2 Предметом нашего внимания будет отношение И. А. Гончарова к философии и литературе века Просвещения во Франции при написании им романа «Обрыв» (1869). По собственному признанию, Гончаров не ограничивался изображением «микроскопических явлений» сегодняшнего дня, ибо писатель должен «стремиться к идеалам»; в этом отношении для него большую роль играли «знаменитые авторитеты», которые не могут иметь того обаятельного влияния на потомков, какое имели на своих современников; «но не отнестись с глубоким уважением к этому авторитету, обусловившему в сильной степени и современное развитие общества - значит... грешить совершенным отсутствием исторического чутья» (VI, 449, 450, 457; VIII, 140) В статье «Лучше поздно, чем никогда (Критические заметки)» (1879) Гончаров писал: «Нет - будем держаться школы старых учителей и идти проложенным ими путем, не отказываясь,...
Входимость: 88. Размер: 64кб.
Часть текста: везде у цели и все же нигде не успокаивается на достигнутом, оно - путешествие в бесконечность, гармония со вселенной, сопереживание вневременности. Его цель - не развитие отдельных способностей и результатов, а помощь в придании смысла нашей жизни, в истолковании прошлого, в бесстрашной готовности встретить будущее. Из путей, ведущих к такому образованию, важнейшим является изучение всемирной литературы, постепенное усвоение огромного сокровища мыслей, опыта, символов, грез и идеалов, которые сохранило для нас прошлое в произведениях писателей и мыслителей многих народов. Этот путь бесконечен, никто никогда не сможет пройти его до конца, никто никогда не сможет изучить и познать всю литературу даже одного-единственного большого культурного народа, не говоря уже о литературе всего человечества. Но зато всякое умное проникновение в творчество какого- нибудь первоклассного мыслителя или писателя - это самоосуществление, счастливое чувство от соприкосновения не с мертвыми сведениями, а с живым сознанием и разумом. Нам должно быть важно не как можно больше прочесть и узнать, а в свободном, личном выборе шедевров, в полной самоотдаче им в часы досуга получить представление о широте и глубине помысленного и достигнутого человеком и прийти в состояние живого резонанса со всей целокупностью...
Входимость: 82. Размер: 24кб.
Часть текста: картинкам, однако подписи стали растягиваться в целое повествование. Издатель пошел на риск, вместо картинок с подписями начал печатать роман с картинками. И – получился «Пиквикский клуб». Третьему, даже не литератору, а фермеру, нужны были деньги. Нет, в долг ему никто ничего не дал, зато друзья помогли этому фермеру издать его стихи. Мы знаем их, стихотворения Роберта Бернса. Похоже на чудо или случайность. А если бы Роберт Бернс не нуждался? Если бы издатели так и не приняли написанное Дефо или Диккенсом? Знали бы мы тогда «Забыть ли старую любовь», «Робинзона» и мистера Пиквика? «Книги имеют свою судьбу», – часто вспоминают это изречение, но ведь у него есть и продолжение. «Книги имеют свою судьбу, – сказано было в древности, – смотря по тому, как примет их читатель». Джон Винтерих, американский журналист, написавший очерки о знаменитых книгах, предлагает рассмотреть внимательнее эту цепь: рукопись – книга – книжный прилавок и, как любит он говорить, бессмертие! Очерки эти написаны довольно давно, еще в конце 1920-х годов, однако сейчас они читаются заново, потому что занимательное книговедение, которому когда-то посвятил себя Джон Винтерих, именно в наши дни приобрело особую популярность.[5] Появлялись и раньше «Приключения среди книг», но разница в том, что «книгой» у авторов таких «Приключений» считалось...
Входимость: 62. Размер: 114кб.
Часть текста: время, - почему за все эти годы вы не построили лодку и не попытались бежать с этого острова?». Джозеф М. Кутзее. Мистер Фо. Рождение легенды. Один из шедевров мировой литературы – роман «Жизнь, необыкновенные и удивительные приключения Робинзона Крузо, моряка из Йорка, прожившего двадцать восемь лет в полном одиночестве на необитаемом острове у берегов Америки, близ устья великой реки Ориноко, куда он был выброшен кораблекрушением, во время которого весь экипаж корабля, кроме него, погиб, с изложением его неожиданного освобождения пиратами. Написано им самим» Даниэля Дефо был издан в Англии в 1719 году. За свою жизнь Дефо написал более 300 (по некоторым источникам – не менее 500) произведений, художественных и публицистических. Но истинный успех ему принесла книга о приключениях моряка из Йорка, Робинзона Крузо. Суровая и романтическая эпоха освоения мира, эпоха морских путешествий на край света, неведомых земель и таинственных островов давно ушла в прошлое. Но интерес к герою Дефо не ослабевает, а скорее усиливается. Можно без преувеличения сказать, что Робинзон Крузо стал...
Входимость: 61. Размер: 30кб.
Часть текста: эти очерки о книгах английских, американских, о том, как появились они у себя на родине и переправились через океан. Нашему читателю естественно напомнить о том, как эти книги стали известны у нас, и не просто известны, а сделались нашими книгами, обрели вторую родину. «Робинзон Крузо», с которого начинаются очерки, знаком нам уже более двухсот лет. В 1762–1764 годах в Петербурге Академией наук был издан первый русский «Робинзон». Вышел он раньше американского издания (1775), как было это и с некоторыми другими английскими книгами, о которых рассказывает Винтерих, хотя, конечно, американцы могли читать английские издания. Наш первый «Робинзон» переведен был с французского известным переводчиком того времени Яковом Трусовым. Французское посредничество между английским и русским было тогда в обычае. С оригинала «Робинзон» был переведен в 1842 году П. А. Корсаковым. Считается, что все это время, от середины XVIII до середины XIX столетия, книга Дефо у нас не была популярна. На самом деле, популярность была, были у «Робинзона» русские читатели, но – разные в разные эпохи. Поначалу этим романом интересовались у нас люди, подобные самому Робинзону, т. е. поднимавшаяся деловая прослойка, поднимавшаяся и тогда все-таки не поднявшаяся. Восприятие этой книги в России пошло по другому руслу: сказалось распространившееся по Европе влияние Руссо, который истолковал книгу Дефо [219] по-своему, как роман воспитания – в духе «простоты» и «природы». Каков тот молодой человек, которому Руссо советовал читать «Приключения Робинзона»? «Во всяком случае, это не дворянин», – говорил французский философ. Однако в России социально-нравственная доктрина, которая под воздействием авторитета Руссо обозначалась именем...

© 2000- NIV