Приглашаем посетить сайт

Cлово "ЯЗЫК"


0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ЯЗЫКИ, ЯЗЫКА, ЯЗЫКЕ, ЯЗЫКОМ

Входимость: 137.
Входимость: 82.
Входимость: 54.
Входимость: 52.
Входимость: 44.
Входимость: 42.
Входимость: 34.
Входимость: 33.
Входимость: 31.
Входимость: 31.
Входимость: 29.
Входимость: 27.
Входимость: 26.
Входимость: 26.
Входимость: 25.
Входимость: 24.
Входимость: 24.
Входимость: 20.
Входимость: 19.
Входимость: 19.
Входимость: 19.
Входимость: 18.
Входимость: 18.
Входимость: 18.
Входимость: 18.
Входимость: 18.
Входимость: 17.
Входимость: 17.
Входимость: 16.
Входимость: 16.
Входимость: 16.
Входимость: 16.
Входимость: 16.
Входимость: 15.
Входимость: 15.
Входимость: 15.
Входимость: 14.
Входимость: 14.
Входимость: 14.
Входимость: 14.
Входимость: 14.
Входимость: 14.
Входимость: 14.
Входимость: 14.
Входимость: 13.
Входимость: 13.
Входимость: 13.
Входимость: 13.
Входимость: 13.
Входимость: 12.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 137. Размер: 71кб.
Часть текста: СЛЕДЫ ФРАНЦИИ В РОССИИ Вестн. Моск. ун-та. Сер. 19. Лингвистика и межкультурная коммуникация. 2009. № 3 www.ffl.msu.ru/img/pages/File/nauka/vestnik Культурные взаимоотношения между разными странами, видоиз-меняющиеся на протяжении столетий , имеют свое ядро, свою “изюминку” или “визитную карточку”. В развитии франко-российских связей таким ядром была галломания – интенсивное проникновение французского языка и культуры в русский ареал, восприятие и переработка этого влияния. Несмотря на то что этот период длился недолго (пик галломании приходится на вторую половину XVIII – первую треть XIX в.), он продолжал (и продолжает) ретроспективно воздействовать на последующие контакты, обозначая высокую планку взаимодействия между нашими странами. Наряду с этим происходило движение людей, идей и слов в другом направлении – из России во Францию. Именно поэтому франко-российские связи рассматрива-ются с двух сторон – следы России во Франции 1 и следы Франции в России. В данной статье преобладает второй аспект, однако он рассматривается как диалог, предполагающий не только наблюдения и оценки, но и двусторонний обмен мнениями. Когда первый французский дипломат Ля Невиль (La Néville) посетил Москву (это было в последний год правления Софьи, в 1689 г.), французский язык в России был еще неизвестен , и дипломат должен был завоевывать культурное пространство: “Я ему (сыну боярина Матвеева. – Авт.) посоветовал выучить французский язык, уверяя его, что в свои 22 года он выучит его легко и сможет удовлетворить свою страсть к чтению, потому что все старые и новые авторы переведены на этот язык” 2 . Матвеев французский язык выучил (именно он впоследствии подготовил визит Петра I в Париж), а уже через 100 лет французский язык и культура не нуждались в России в особой рекламе. Не...
Входимость: 82. Размер: 38кб.
Часть текста: XVШ в., предполагает понимание Вселенной не просто как некой совокупности явлений. Она не понимается просто как последовательность явлений во времени и их протяженность в пространстве. Необходимо перейти от феноменов к принципам, что означает выявить всеобщие законы движения, свести их число к наименьшему, а сами эти прин- ципы - к наиболее простым. Открытие этих законов, их точное математическое выражение и составляют путь научного познания. Модель мира как часового механизма была господствующей в классическом теоретическом и экспериментальном естествознании XVII - XVШ вв., моделью объяснения и способом конструирования исходных идеальных объектов (начал, элементов) теории. Такого рода подход позволял с помощью аналитических методов постичь объект исследования (от Вселенной до государства) в его автономном, самостоятельном существовании, выявить его базисные элементы и связи между ними. Природа начинает мыслиться как некая система, независящая от исследователя, созданная Богом - "инженером" и нуждающаяся лишь в первотолчке для своего существования. Впервые в классической науке создается возможность постичь внутреннюю структуру мира: в его конструкцию можно проникнуть уже потому, что он создан высшим умом по законам геометрии и механики. Программа геометризации физики, с которой выступило картезианство, состояла не только в том, чтобы измерить движение с помощью измерения пространства,...
Входимость: 54. Размер: 49кб.
Часть текста: Цель этой работы – попытаться восстановить историческую справедливость в отношении переводческой традиции, зародившейся на иберийском полуострове еще до создания там централизованного государства и формирования национального литературного языка. Дело в том, что современные испанские исследователи, среди которых такие авторитетные лингвисты, как Э. Лоренцо, Э. Косериу, В. Гарсиа Йебра, Х. С. Сантойо (составитель великолепных изданий – антологии и библиографии по теории, истории и критике перевода), признавая былую славу испанских Школ Переводчиков ХI–ХIII веков и их вклад в развитие истории перевода и европейской цивилизации в целом, высказывают мнение о том, что переводческая традиция в Испании так и не сложилась, а о сколько-нибудь самостоятельных попытках теоретического осмысления переводческой практики можно говорить только начиная со второй трети ХХ века. Когда в 70-е годы Э. Косериу вслед за английскими исследователями открыл для себя и испанцев первого национального теоретика перевода эпохи Возрождения Хуана Луиса Вивеса, он был весьма осторожен в оценке оригинальности концепции Вивеса. А Х. С. Сантойо во вступительной статье к вышеупомянутой антологии четко обозначил свою позицию, озаглавив раздел, посвященный месту Испании в европейской истории перевода и переводоведческой традиции «Испанская ‘традиция’». Однако сегодня вряд ...
Входимость: 52. Размер: 75кб.
Часть текста: знанию (разнообразие нравов отодвинуто в садовскую проповедь, где оно используется для доказательства относительности представлений о добре и зле). Будь то Астрахань, Анжер, Неаполь или Париж, садовские города — не более чем поставщики плоти, уединенные домики, сады, служащие декорацией для сладострастия, и климаты, служащие возбудителями сладострастия [1]; перед нами неизменно одна и та же география, одна и та же популяция, одни и те же функции. Важно пройти не через ряд более или менее экзотических случайностей, а через повторение одной и той же сущности, имя которой — преступление (под этим словом будем постоянно понимать пытку и разврат). Итак, если садическое путешествие и разнообразно, то садическое пространство единственно и неизменно: все эти путешествия нужны только для того, чтобы запереться. Образцом садического пространства может служить Силлинг, замок Дюрсе, стоящий в самой глубине Шварцвальда, где четыре либертена из "120 дней Содома" запираются на четыре месяца со своим сералем. Этот замок герметически изолирован от внешнего мира серией преград, напоминающих реалии некоторых волшебных сказок: селение угольщиков-контрабандистов, которые никого не пропустят, крутая гора, головокружительная пропасть, через которую можно перебраться только по мосту (этот мост либертены прикажут уничтожить после того, как запрутся в замке), десятиметровая стена, глубокий ров с водой, ворота, которые будут заложены кирпичами, как только либертены пройдут внутрь, и, наконец, ужасающее количество снега. Таким образом, садическая закрытость — это остервенелая закрытость; она имеет двоякую функцию: во-первых, конечно, изолировать сладострастие, укрыть его от карательных действий мира; однако, либертенское одиночество — это не только практическая предосторожность; это и...
Входимость: 44. Размер: 49кб.
Часть текста: переворот в Англии и Великая французская революция невиданно ускоряют исторический прогресс, и Европа в своем развитии стремительно выходит вперед и еще больше отрывается по своему социальному и идеологическому уровню от других регионов. Великая французская революция сразу приобретает общеевропейское, а позднее — и мировое значение, ее опыт, выдвинутые ею идеи, самые ее противоречия на долгие десятилетия определяют передовое общественное сознание многих стран. Явные признаки загнивания феодального правопорядка и формирования новых буржуазных отношений обнаруживаются и в других странах Европы. Даже в раздробленной, экономически и политически отсталой Германии в конце века великому Гете открывается картина исторического перелома: Все в небывалом движенье, как будто бы впрямь мирозданье В хаос желает вернуться, чтоб в облике новом воспрянуть. (Перевод Д. Бродского и В. Бугаевского) Именно на волне большого общественного подъема, в обстановке неудержимо нарастающего кризиса феодальной формации возникает в Европе и в ряде стран Американского континента просветительское движение. Понятно, что общественный уровень и художественные приметы литературы Просвещения на таком обширном пространстве при столь различных обстоятельствах национальной жизни не могли...

© 2000- NIV