Приглашаем посетить сайт

Cлово "СТАТЬ"


0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: СТАЛ, СТАЛО, СТАЛА, СТАЛИ

Входимость: 46.
Входимость: 45.
Входимость: 43.
Входимость: 38.
Входимость: 38.
Входимость: 37.
Входимость: 35.
Входимость: 33.
Входимость: 32.
Входимость: 30.
Входимость: 29.
Входимость: 28.
Входимость: 27.
Входимость: 27.
Входимость: 26.
Входимость: 26.
Входимость: 26.
Входимость: 25.
Входимость: 25.
Входимость: 25.
Входимость: 24.
Входимость: 24.
Входимость: 23.
Входимость: 23.
Входимость: 23.
Входимость: 23.
Входимость: 23.
Входимость: 23.
Входимость: 22.
Входимость: 22.
Входимость: 21.
Входимость: 21.
Входимость: 21.
Входимость: 21.
Входимость: 21.
Входимость: 21.
Входимость: 21.
Входимость: 21.
Входимость: 21.
Входимость: 21.
Входимость: 21.
Входимость: 21.
Входимость: 20.
Входимость: 20.
Входимость: 20.
Входимость: 20.
Входимость: 20.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 46. Размер: 114кб.
Часть текста: для него никакой цены, аскет и отшельник, одинокий мечтатель, озабоченный завтрашним днем человечества и не имеющий в дне сегодняшнем ни крова над головой, ни друзей, которым мог бы довериться. Зрительно чаще всего нам приходит на память образ Жан Жака таким, как его запечатлел Бернарден де Сен-Пьер - не кистью, конечно, а в литературном портрете, много раз переиздававшемся. Он встретился с тем, кого называл своим учителем, уже в последние годы жизни Руссо, незадолго до его смерти. То был еще подвижный, с быстрой походкой, очень худой, невысокого роста старик; одно плечо выше другого (вероятно, вследствие долголетней работы по переписке рукописей); изможденное, бледное лицо, изборожденное глубокими морщинами, высокий лоб, тоже весь в морщинах, и на этом болезненном старческом лице - большие, горящие огнем глаза. Но ведь осталось в прошлом и такое время, когда не было ни морщин, ни славн; ничего не было; был только завтрашний день; все начиналось. Конечно же, молодой Руссо, полный жизненных сил, доверчивый, улыбающийся, был совсем не похож на беспокойно оглядывавшегося, ушедшего от людей отшельника - затравленного оленя, настороженно всматривающегося в окружающую со всех сторон темноту. Так что же произошло? Как свершилось это удивительное, как в сказке о заколдованном принце, превращение? Эти недоуменные вопросы можно продолжить. В реальной биографии Жан Жака Руссо все было еще сложнее. Ведь этот уход из мира, это бегство от людей произошли не потому, что он был не понят или отвергнут современниками. Напротив; пожалуй, ни один...
Входимость: 45. Размер: 83кб.
Часть текста: был человек гражданин, идеалом Просвещения стал человек-личность, человек как таковой; встал вопрос о том, что такое человек, каковы его возможности и способности и что ему нужно для того, чтобы быть счастливым. Пожалуй, никакая другая эпоха, кроме Просвещения не видела так близко от себя возможность счастья - как для одного человека, так и всеобщего. Казалось, что для этого нужно совсем немного: подвергнуть беспощадной проверке разумом все то, что до сих пор считалось необходимым для человека, а затем отвергнуть неразумное и принять разумное. Конечно человек, которому предстоит осмыслять заново все, что до сих пор принималось на веру , должен сам быть разумен. сведущ во всех областях знания, то есть - просвещен. Отсюда и название эпохи - век Просвещения, а более точно, по-французски - Siècle de la Lumière - век Света, ибо просветители верили, что человеческий разум может раз и навсегда осветить жизнь всех людей. Английское название - Age de Reason - т. е. век разума также необычайно точно характеризует эпоху. Сходные взгляды и настроения были у гуманистов эпохи Возрождения, но они все же не претендовали на абсолютную новизну своих концепций,они предлагали вернуться к идеалам античности - так, как они их понимали. Просветители желали все начать с ...
Входимость: 43. Размер: 76кб.
Часть текста: будет "удовлетворена", когда узнает, что было сделано. Еще ее попросили не устраивать скандала и не распространяться на данную тему. Мадам де Монтрей уверяла, что никакого отношения ко всему происшедшему не имеет: "На такое предательство я не способна". На юге в окружении садов и фонтанов аббат де Сад получил от нее известие об аресте своего племянника. "Теперь меня ничто не беспокоит, - ответил он, - и я полагаю, все удовлетворены". Письма мадам де Монтрей ко всем заинтересованным в аресте лицам свидетельствуют о лживости ее заверений. "Все прошло наилучшим образом, - писала она 4 марта. - И очень своевременно! Не думаю, чтобы господин аббат осудил меня". После того как Сад провел в Венсенне почти год, она, к своему удовольствию, заметила, что дочь стала намного спокойнее, хотя по-прежнему проявляла к мужу неуместную преданность, требуя освободить его. К этому времени перед семьей стояла цель смыть позорное пятно и добиться отмены приговора, вынесенного по делу о "марсельском отравлении", но в то же время королевским lettre de cachet оставить его в заключении. "Я от всей души одобряю эту новую манеру судебного разбирательства, - писал в то лето хворающий аббат де Сад. - Думаю, она будет иметь успех, потому что находит поддержку у министра, а с магистратами все улажено". Мадам де Монтрей первым делом принялась заметать следы, опасаясь, как бы в Ла-Косте не обнаружили какие-либо "компрометирующие" предметы или записи. Любые дискредитирующие предметы должны быть "зарыты на глубину в сто футов". Но самую большую опасность она видела в том, что существовали люди, которые могли бы скомпрометировать семью. Нанон наконец выпустили из заключения и сделали это, по всей видимости, в обмен на ее...
Входимость: 38. Размер: 149кб.
Часть текста: здесь встречает препятствия, на которые я, однако, не буду обращать внимания, если ты пожелаешь приехать. Обсуди этот вопрос сама, милое дитя, и подумай, сможешь ли ты перенести мое уединенное существование. Если ты приедешь, я попытаюсь сделать его для тебя как можно более приятным, и я приму все возможные меры к тому, чтобы ты могла правильно выполнять свои религиозные обязанности. Но если ты предпочитаешь оставаться на месте, то сделай это без всяких угрызений совести, а я всегда буду делать все, что в моих силах, чтобы обеспечить тебе хорошую и удобную жизнь". Это было любезное и благоразумное письмо. Один из новейших биографов Руссо, Э. Фаге, усмотрел из него, что Руссо охотно расстался бы с Терезой. Я читаю из него нечто совершенно другое. Тереза не хотела и слышать о том, чтобы оставаться в Монморанси. Через несколько дней после его прибытия в Иверден получилось известие, что Женевское правительство присудило "Эмиля" и "Общественный договор" к публичному сожжению и предписало арестовать автора, если он осмелится появиться в пределах Женевскаго округа. Вскоре последовали и другие приговоры. В высказанном в "Эмиле" сомнении в существовании чудес и откровения как светские, так и духовные власти почувствовали угрозу себе. То, что Руссо оставил в неприкосновенности божество на небесном троне, не спасло его; он ...
Входимость: 38. Размер: 81кб.
Часть текста: и новейшая история" №3, 2004 г. В этом очерке речь пойдет не о знаменитом социалисте-утописте графе Клоде Анри де Рувруа Сен-Симоне (1760-1825), хорошо знакомом нашему читателю, а о его дальнем родственнике, великом классике французской литературы герцоге Луи де Рувруа де Сен-Симоне (1675-1755). Главным творческим итогом всей жизни герцога Сен-Симона были его "Мемуары". Уже в юности ощутивший в себе призвание историка, он стремился стать бытописателем своего времени и рано начал составлять наброски будущего труда, имея в виду вначале создание "Мемуаров" в их традиционной форме, сконцентрированной на личности и поступках самого автора. Из этих черновых заметок практически ничего не сохранилось, но они, безусловно, были использованы, когда удалившийся от двора герцог (он совершил этот шаг еще в 48-летнем возрасте) приступил к написанию своего труда, сильно расширив первоначальный замысел. Возможность для этого расширения у него появилась после того, как в 1729 г. он стал обладателем рукописного дневника своего современника маркиза Данжо за 1684 -1720 гг. То была составлявшаяся изо дня в день хроника французской придворной жизни. Она дала Сен-Симону надежную хронологическую канву и пособие для проверки точности его воспоминаний. Вместе с тем сухая фактологичность заметок лояльного придворного раздражала оппозиционно настроенного герцога. Он принялся расцвечивать изложение Данжо своими зачастую язвительными комментариями, отдав составлению этих дополнений целых 10 лет. Их текст полностью воспроизводится в приложениях к некоторым изданиям "Мемуаров". Лишь после этого, в 1739 г., Сен-Симон почувствовал себя готовым к созданию настоящей истории своего времени: от 1691 г. (год его появления при дворе) до 1723 г. (год удаления в частную жизнь). Еще 10 лет напряженного труда, и в 1750 г. автор поставил последнюю точку, самолично написав генеральный алфавитный указатель к чистовой рукописи, занявшей 11 объемистых...

© 2000- NIV