Приглашаем посетить сайт

Cлова на букву "Z"


0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Список лучших слов

 Кол-во Слово
1ZACH
11ZACHARIA
2ZAIRE
1ZANUCK
1ZEALAND
1ZEITGEIST
3ZENO
1ZEPHYR
1ZEUS
3ZIMMERMAN
1ZIP
1ZIPPER
1ZOLA
1ZONE
2ZOO
40ZUM
82ZUR

Несколько случайно найденных страниц

по слову ZACHARIA

Входимость: 1. Размер: 77кб.
Часть текста: герои — «рыцари, разбойники, убийцы, монахи, певцы, тоскующие девушки»; темы — любовная разлука или «злодеяния и грехи, требующие раскаяния»; «масса таинственных и чудесных случаев, иногда объясняемых естественным образом»; картины природы — мрачные или идиллические и т. п. Все это Козмин находил и в творчестве Жуковского, прежде всего — в его балладах 1 . Между тем ни в критических статьях Жуковского, ни в его письмах нет ни одного упоминания классиков готической литературы, как нет и прямых реминисценций из них в его сочинениях. В его литературном сознании она, несомненно, присутствовала, но проникала в него сквозь сложную систему опосредовании и, по всей вероятности, не без учета тех ее русских интерпретаций, о которых у нас уже шла речь. То, что мы не находим никаких следов этой традиции в раннем творчестве Жуковского, уже само по себе любопытно. Будущий создатель русской фантастической баллады начинает свой литературный путь в Московском университетском благородном пансионе в 1797— 1SO0 гг., то есть как раз в то время, когда из этой литературной среды один за другим начинают выходить переводы готических романов и в их числе — романов Радклиф. Он был годом старше Буринского и Гнедича, учился в пансионе одновременно с ними и с последним был позже дружен; как мы упоминали, возможно, его однокашником был и первый переводчик «Леса» Радклиф Павел Чернявский. Тем не менее он проходит мимо готических увлечений пансионской и студенческой среды. С 1790-х годов его ближайший круг— Андрей Тургенев, Мерзляков, Семен Родзянка,...
Входимость: 1. Размер: 69кб.
Часть текста: по стопам Лесажа. Последователи существенно деформировали свой образец: на место активного и предприимчивого героя, сосредоточившего в себе психологию наступающего буржуазного века, они поставили героя пассивного, а иногда и вовсе бесхарактерного, как писал Булгарин, «существо, подвластное обстоятельствам» 1 . На «обстоятельства» и переносился основной акцент, роман строился как цепь событий и приключений, предполагавших непрерывное перемещение героя в географическом и социальном пространстве. Это движение горизонтально и вертикально, ибо меняется социальный статус героя; конец романа обычно связан с его повышением: обнаруживается благородное происхождение «низкого» героя, он получает богатство в результате прояснения скрытых ранее родственных связей и т. п. Отсюда и посто янное присутствие в таком романе мотива тайны рождения, играющего столь важную роль и в готическом романе. Так, в «Бурсаке» (1S24) Нарежного герой, считавший себя сыном сельского дьячка, оказывается дворянином и внуком гетмана, и постепенное раскрытие этой тайны становится источником нескольких сюжетных коллизий; безродный сирота Иван Выжигин — сын погибшего в сражении князя Милославс-кого, и это определяет его судьбу; «мичман», герой «Камчадалки» (1833) И. Калашникова — похищенный некогда сын губернатора Антона Григорьевича и т. п. Иронизируя над «таинственным туманом», облекающим рождение Ивана Выжигина, Н. И. Надеждин вспоминал романы Дюкре-Дюмениля и Радклиф . 2 История главного героя мотивирует широкую панораму «нравов». Пути Ивана Выжигина проходят через провинциальное поместье, чиновничью среду, столичное дворянство, уголовный мир и даже степные кочевья, сам он является в обличьях заброшенного дворового мальчика, казачка в помещичьем доме, воспитанника барыни, живущей на средства знатного и богатого...
Входимость: 1. Размер: 66кб.
Часть текста: Вацуро "Готический роман в России" Г. П. Каменев Г. П. Каменев 9 февраля 1799 г. в Москву приезжает молодой казанский литератор Гавриил Петрович Каменев (1772—1803), которому суждено будет сыграть весьма заметную роль в русском литературном движении начала века. Сын богатого и уважаемого в Казани купца, Каменев получил совершенно дворянское воспитание. Он окончил немецкий пансион Вюль-финга и свободно владел немецким и французским языками; рано определившиеся литературные интересы сблизили его с литературным масонским кружком С. А. Москотильникова, собравшим вокруг себя казанских любителей словесности. С 1796 г. он начинает печататься; в «Музе» И. И. Мартынова он публикует стихи и повести, отмеченные воздействием Карамзина, Оссиана, Юнга и немецкой сентиментальной поэзии. «Меланхолия» его ранней прозы несет в себе явственное драматическое начало; любовный конфликт его «Софьи» варьирует «Вертера» Гете и «Бедную Лизу», но центр тяжести смещен и из области психологической перенесен в событийную. Идиллическая любовь юных героев — Ивана и Софьи — разрушается вторжением безнравственного соблазнителя, силой увозящего героиню. Иван бросается в реку; Софья умирает от отчаяния. Это — тот вариант разработки сюжета, который был дан Карамзиным в «Сиерре-Морене». Пейзажная экспозиция — описание надгробного камня и полуразвалившегося жилища. «Унылый горный ветр свистит сквозь расщелявшуюся избу. Он завывает — и робкий путешественник цепенеет от ужаса. Сова, свив себе здесь гнездо, пускает томные вздохи по открытому пространству. Часто, часто слышал я во время глухой полночи эхом повторяемый ея голос!..» 1 Каменев возвращается в Казань, успев перед отъездом совершить уже почти обязательное для «сентиментального путешественника» паломничество к Симонову монастырю, «в окрестностях коего жила...
Входимость: 1. Размер: 40кб.
Часть текста: повествовательной литературы (так называемых народных романов). Издательство Шписа тоже печатало такую литературу одновременно с книгами богословского характера в духе ортодоксального лютеранства. Эти две тенденции, развлекательная и поучительная, определили и содержание народной книги о Фаусте. В посвящении к своему изданию Шпис ссылается на "всем известное пространное предание (Sage) о разных похождениях доктора Фауста, знаменитого чародея и чернокнижника", которое существует уже много лет, и "повсюду на сборищах и пирушках люди любопытствуют и толкуют о судьбе упомянутого Фауста". Рассказывают о нем и "некоторые новейшие историки" (под ними Шпис, очевидно, понимает ученых богословов типа Лерхеймера, Вира и т. п.), однако в связной форме, "по порядку", до сих пор никто еще не излагал его историю. В результате расспросов издатель получил текст этой истории от "одного доброго знакомого из Шпейера" и теперь печатает его в "назидание всем христианам как устрашающий пример дьявольского соблазна на пагубу тела и души" (стр. 35). С другой стороны, в последних главах книги сообщается, будто Фауст, завещав свое имущество ученику своему и слуге (фамулусу) Кристофу Вагнеру, который был его помощником в делах черной магии, разрешил ему после его смерти "записать и изложить" его жизнь и деяния "в виде истории" (гл. 61), что Вагнер в дальнейшем и сделал (гл. 68). Кроме того, после смерти Фауста была якобы найдена другая книга, содержавшая "эту историю", составленную им самим "целиком, кроме его кончины", которая была добавлена присутствовавшими при этом событии "студентами и магистрами" (гл. 68). Пространное заглавие народной книги Шписа поддерживает фикцию, будто ...
Входимость: 1. Размер: 94кб.
Часть текста: никогда до сих пор горы и призрачная музыка, беспомощная красота и инквизиция, разрушенные поместья, своды, путники и разбойники не были расцвечены со столь необычной роскошью; никогда до сих пор не было столь обильной пищи для романтического умонастроения, такой чистой по содержанию и достойной по форме» 1. В этом пассаже дтя нас особенно важна мысль о характере связи Радклиф с литературной традицией: образы и мотивы, уже присутствующие в литературном сознании, интегрируются новым контекстом и образуют новое целое. Именно в этом ключ к уяснению феномена «Удольфских тайн» и их судьбы в русской литературе. «Удольфские тайны» становятся известны русскому читателю почти одновременно с «Лесом». Для английского и французского читателя дело обстояло иначе: оригинал «Леса» появился, как нам известно, в 1791 г., французский перевод его — в 1794 г.; «Удольфские тайны» соответственно в 1794 и 1797 гг. Проблема соотношения двух романов, естественно, существовала прежде всего для английской критики; она была поставлена еще первыми рецензентами и...

© 2000- NIV