Приглашаем посетить сайт

История французской литературы. К.Ловернья-Ганьер, А.Попер, И.Сталлони, Ж.Ванье.
III. Литературные формы и жанры.

III. Литературные формы и жанры.

1. Закат поэзии.

В столь плодовитый и разнообразный век литература привлекает все формы и использует все жанры. Лишь поэзия, плохо согласуясь с философскими размышлениями, переживает настоящий упадок. Однако в XVIII в. все еще пишется много стихов, и некоторые благосклонно принятые специализированные издания, например «Альманах Муз» Вольтера, умело маскируют увядание жанра. Однако, за исключением Шенье, до конца века встречаются лишь салонные стихотворцы, забытые потомками: Куланж, Жан-Батист Руссо, Делиль, Сен-Ламбер и др.

2. Золотой век повествования.

XVIII век – это время расцвета нарративных жанров: кратких форм – сказок и новелл, и более проработанной – романа.

Уже вторая половина XVII в. изобилует сказками, написанными знаменитыми Лафонтеном, Перро, мадам д'Онуа. В 1704 – 1714 гг. Антуан Галлан, переведя «Тысячу и одну ночь», подстегивает любовь к сказкам, приправленным к тому же восточной пикантностью. Огромное количество авторов, от неизвестных до самых прославленных, пытаются пробовать себя в этом жанре. Это и Кейлюс («Восточные сказки», 1743), и Жан-Лепренс де Бомон («Детский магазин», 1756), и Жан-Франсуа Мармонтель («Нравоучительные сказки», 1758), И, разумеется, Вольтер («Задиг», 1757), Дидро («Синяя птица», 1747) и даже Руссо («Своенравная королева», 1758), и Казот «Влюбленный дьявол», 1772). Сотнями выходят сборники коротких рассказов, иногда волшебных, иногда сатирических, иногда философских (или все сразу), в которых мораль умело маскируется покровом вымысла.

Сказка в сотню страниц и более становится романом, иногда не меняя при этом своей природы (например, с трудом классифицируемые «Персидские письма» или «Кандид»). В XVIII в. создаются все условия для триумфа романического жанра. Прежде всего в социальном плане, поскольку роман описывает перемены в образе жизни, удовлетворяя стремление буржуазии к реализму или, наоборот, к выдумке и воспроизводя на примере личных успехов героя противостояние между различными классами.

В литературном плане жанр романа довольно гибок ( он еще не кодифицирован), чтобы служить самым разным целям. Нравоучительный роман (Лесаж и Мариво, например), роман воспитания (Мариво, Кребийон), роман сентиментальный и психологический (Прево, Руссо, Бернарден де Сен-Пьер), роман галантный и фривольный (Кребийон, Ретиф де Ла Бретон, Сад) – все эти направления перемешиваются («Манон Леско», «Кандид» и др.), палитра полна всевозможных оттенков. На первом месте стоит роман, написанный от первого лица. Пользуются успехом мемуары (практически всегда вымышленные), такие как «Жиль Блаз», «Жизнь Марианны», «Удачливый крестьянин», «Манон Леско», «Заблуждения сердца и ума», «Монахиня», «Жюстина, или несчастная судьба добродетели», «Жюльетта» и т. д; эпистолярные романы, среди которых выделяются три образца: «Персидские письма», «Новая Элоиза», «Опасные связи».

Чтобы проиллюстрировать это разнообразие, отметим также оригинальный «роман-диалог», специалистом в котором является Дидро («Племянник Рамо», «Жак-фаталист»), зарождение фантастики и черного романа, развитие утопического рассказа. И. наконец, вместе с Руссо («Исповедь») появляется литература от первого лица, открывающая широкие перспективы для автобиографического романа.

3. Обновление комедии.

На протяжении всего XVIII в. театральный жанр сохраняет свое значение и развивается в официальных (Комедии- Франсез, Театр- дез- Итальен), народных (ярмарочные театры в Сен-Лорен и Сен-Жермен), частных театрах (замках и резиденциях вельмож). Самой живучей оказывается комедия, чья легкость и яркость соответствуют нравам того времени. Трагедия (остающаяся аристократическим жанром, прославляемым Вольтером) и драма (слезливая у Нивеля де Ляшоссе, буржуазная у Дидро) безуспешно оспаривают у нее первенство.

Не выдерживающая сравнения с Мольером, комедия начала XVIII в. ориентируется на злободневные сюжеты, вводя в действие стереотипных персонажей. Детуш, Реньяр, Данкур, Седэн, Пирон и другие авторы пишут развлекательные, порой технически сложные произведения, не имеющие особого успеха. На фоне этой посредственной продукции выделяется Лесаж со своей комедией «Тюркаре» (1709).

Мариво, наделяющий своих персонажей большей психологической жизненностью, делающий игру естественной, придумывающий тонкий и изысканные язык, становится великим театральным творцом своего века. Благодаря ему комедия перестает быть простым фарсом или чередой перипетий и становится изображением вечного конфликта между сущностью и видимостью, правдой и ложью, противостояния между господином и слугой. Современные читатели видят в пьесах Мариво правдивое отражение клонящегося в своему закату общества, окружающего себя развлечениями, чтобы забыть о своем падении. Благодаря Бомарше, другому великому драматическому гению XVIII в., комедия обретает рифму, веселость и дерзость: сложное сплетение интриг, звучные реплики, сатирические нападки. Эпоха завершается двумя шедеврами: «Севильский цирюльник» (1775) и «Женитьба Фигаро» (1784).

4. Литература и философия.

Доминирующей и, возможно, самой новаторской характеристикой века в области литературной практики остается, тем не менее, исключительное развитие того, что можно было бы назвать «литературой идей». Вчерашний литератор, питающий человечество своими произведениями и заботящийся о хорошем языке, превращается отныне в мыслителя, интересующегося всеми формами знания и отдающего свое перо служению разуму. Этот вемирный ум, этот философ, который «действует везде с помощью разума» (Дюмарсэ. Статья «Философ» в «Энциклопедии»), собирается удовлетворить свои энциклопедические аппетиты, расширяя поле для творчества.

Самые известные писатели века (Монтескьё, Вольтер, Дидро, Русл) интересуются математикой, физикой, биологией, ботаникой. Но и признанные ученые, используя свой популяризаторский талант, занимаются литературным творчеством (Бюффон, д'Аламбер, Гольбах, Кондорсе). Отсюда описания путешествий, столь многочисленные в этом веке, перестающие восприниматься как простые истории и превращающиеся в настоящие критические размышления об относительности нравов и мыслей (Шарден, Лаонтан, Тавернье).

Таким образом, рядом с вымышленной и развлекательной литературой (не всегда полностью лишенной полемических размышлений) развиваются теоретические, абстрактные произведения, которые благодаря специфическим литературным качествам и общеизвестности их авторов привлекают внимание публики, в другое время не обратившей бы на них внимания. Новыми разрабатываемыми областями становятся история (Монтескьё: «Рассуждения о причинах величия и упадка римлян»; Вольтер: «Век Людовика XIV», «Опыт о нравах»), политика (Монтескьё: «Дух законов»; Руссо: «Об общественном договоре»), религия (Вольтер: «Трактат о толерантности»; Дидро: «Сон д'Аламбера»), литература и искусства (Дидро: «Рассуждения о драматической поэзии»; Руссо: «Рассуждения о науках и искусствах»), естественные науки (Бюффон: «Естественная история»; Бернарден де Сен-Пьер: «Этюды о природе») и т. д. Вершины ото новое, сочетающее науку и литературу, направление достигает с выходом «Энциклопедии», объединяющей краткие технические описания и многие страницы философских размышлений. Подобный образ мысли определяет в «Энциклопедии» шевалье Жокур: он видит в «философском уме» «некий дар усовершенствованной трудом, искусством и привычкой природы, дающий возможность здраво судить обо всех вещах».

© 2000- NIV