Приглашаем посетить сайт

История французской литературы. К.Ловернья-Ганьер, А.Попер, И.Сталлони, Ж.Ванье.
Боссюэ (1627 – 1704)

Боссюэ (1627 – 1704)

Жак Бенинь Боссюэ родился в 1627 г. в Дижоне в семье судейского чиновника. Сначала мальчик посещает иезуитский коллеж, а с 1642 г. обучается в Наваррском коллеже (логика, метафизика, богословие); к этому времени относятся его первые публикации. В 1652 г. Боссюэ становится доктором богословия и рукоположен в священники. В 1653 г., будучи каноником в меце, он знакомится с Венсаном де Полем, который наставляет его в любви к ближнему. Боссюэ становится успешным проповедником и духовником. В 1659 г. он возвращается в Париж, где создает и оглашает множество надгробных речей и проповедей, среди которых «Панегирик святому Павлу», «Великопостная проповедь в Лувре» перед королем и придворными (1662), «Надгробное слово Анне Австрийской» и «Надгробное слово Генриэтте Французской» (1667). Вскоре он назначен епископом в Кондом. В 1670 г. читает «Надгробное слово Генриетте Английской». Тогда же он назначается воспитателем дофина и занимает этот пост в течение десяти лет. В 1681 г. создал «Рассуждение о всемирной истории». Вскоре Боссюэ назначен епископом в Мо; он возобновляет апостолическое служение. В 1683 – 1687 гг. оглашает последние надгробные речи. В 1689 г. увидело свет «Предупреждение протестантам», где автор обличает Реформы. В 1694 г. выходит «Трактат о вожделении»; «Максимы о комедии». Боссюэ участвует в споре о квиетизме (полемика с Фенелоном) и в 1698 г. публикует «Описание квиетизма». Боссюэ умирает в Париже в 1704 г.

Гений красноречия.

Прежде чем стать писателем, Боссюэ был великолепным оратором, который, используя определенную схему, развивал ее в богатое и яркое выступление, предназначенное взволновать верующих. Подобное красноречие было целиком поставлено на службу апостольской миссии, поскольку «она ниспослана свыше лишь для того, чтоб воспламенять людей к добродетели» («Речь в Академии»). Этот воин Божий, презиравший литературную славу (большая часть его трудов опубликована посмертно), трогает нас пылкостью своего стиля, мощью вариаций на традиционные темы надгробных речей, которые он блистательно обновил. Кроме того, он оставил произведения на тему богословских споров, а также совершил вклад в историческую науку своими «Рассуждениями о всемирной истории».

«Проповеди».

Речь идет не о литературном произведении, а о текстах выступлений по различным поводам, которые автор не готовил к публикации. Стоит обратить внимание на проповеди «парижского» периода (начиная с 1659 г.), более удачные, чем произнесенные в Меце в начале его карьеры.

Наряду с проповедями, получившими название «доктринальных», в которых проповедник развивает уроки Святого Писания (на тему «Страстей Христовых», «Ада», «Провидения» и т. д.), выделяются проповеди «моральные», призванные наставить людей в любви к ближнему и добродетелях: о смерти, честолюбии, неправедном богатстве, королевском долге… Большую часть своих проповедей Боссюэ произнес в дни Великого поста в Лувре (1665) и Великого поста в Сен-Жермене (1666).

Уважая традиционные для этого жанра правила (текст, служащий отправной точкой, вступление, которое вводит в тему, развитие по трем пунктам, заключительная часть), Боссюэ придает проповеди новую выразительность. Он добивается этого, используя риторические приемы (антитезы, апострофы, метафоры, ритм), с помощью упрощения стиля («Слушай, мудрый человек, человек прозорливый, простирающий столь далеко в будущие века осторожную осмотрительность, сам Господь будет сейчас говорить…» («О честолюбии»)), благодаря волнующему красноречию («Что такое сто лет, что такое тысяча лет, если их стирает один-единственный миг?»). Замысел оратора заключается в изобличении в человеке его гордыни, обучении его смирению перед божественным величием. Эта тема прослеживается также в надгробных речах Боссюэ.

«Надгробные речи» (1689)

Боссюэ лично выбрал для публикации шесть своих выдающихся надгробных речей, посвященных значительным лицам: Генриетте Французской, ее дочери, Генриетте Английской, супруге Людовика XIV Марии-Терезии, Анне Гонзаго, Ле Телье и Великому Конде.

Из шести этих речей последующие поколения особенно выделяли речь, посвященную «Мадам», Генриетте Английской, супруге герцога Орлеанского, брата короля, которую Боссюэ произнес 21 августа 1670 г. в королевской усыпальнице Сен-Дени. Молодая и невероятно красивая женщина была вырвана из жизни в возрасте двадцати шести лет. Эта смерть стала великим несчастьем, но все смертны, даже самые великие, самые образованные, самые добродетельные – каковой была мадам. Человеческая суетность должна умолкнуть перед такими «ударами судьбы» и примириться с «величественной и печальной смертью».

Боссюэ вряд ли ценил жанр надгробного слова, который считал излишне академичным и условным. Тем не менее именно надгробным речам он в большей степени обязан своей славой оратора. В надгробном слове, согласно традиции, имеется несколько обязательных правил: нужно изобразить портрет покойного, упомянув его положительные качества и опустив его слабости; обрисовать роль и место человека в истории, что ведет иногда к пространному историческому экскурсу (Конде в битве при Рокруа, например); наконец, предаться размышлениям о смерти в заключительной части, обретающей звучание проповеди. Боссюэ достигает здесь вершины своего искусства: доказательство следует простому и строгому плану, аргументация базируется на назидательных примерах, доходящих порой до лирических, подобно знаменитому восклицанию на смерть Генриетты Английской: «О гибельная ночь, о жестокая ночь, в которой внезапно разнеслась подобно удару грома поразительная новость: Мадам умирает, Мадам умерла».

«Рассуждения о всемирной истории» (1681)

Произведение состоит из трех больших частей. Первая («Эпохи, или последовательность времен») описывает в двенадцати периодах, от Адама до карла Великого, зарождение человечества. Вторая часть («Последовательность религий») гораздо более объемная и призвана показать, как уже в Ветхом Завете вырисовывается будущая «очевидная победа» католической Церкви. Третья часть («Империи») повествует о судьбе великих античных цивилизаций (скифов, египтян, ассирийцев, мидян и т. п.).

Эти рассуждения преследуют прежде всего педагогическую цель: обрисовать дофину развитие истории и убедить его в силе Провидения. Название последней главы недвусмысленно: «Заключение всего предыдущего рассуждения, из коего явствует, что следует полагаться во всем на волю Провидения». Заявляя о своей вере в волю провидения, как и подобает христианину, Боссюэ вновь обретает религиозное вдохновение проповедника. Это серьезное и подкрепленное документальными источниками эссе, один из первых образцов жанра, сегодня потеряло свое значение как исторический труд и признано скорее благодаря красоте стиля.

© 2000- NIV