Приглашаем посетить сайт

История французской литературы. К.Ловернья-Ганьер, А.Попер, И.Сталлони, Ж.Ванье.
Кребийон (1707 – 1777)

Кребийон (1707 – 1777)

Клод Проспер Жолио де Кребийон, сын Проспера Жолио, адвоката парижского Парламента и драматурга, родился в 1707 г. в Парижу. В 1720 г. он учится у иезуитов в коллеже Людовика Великого. В 1725 г. знакомится с театральной средой (Комеди- Франсез, Театр-Итальен). В 1732 г. появляется первое опубликованное произведение Кребийона «Письма маркизы М*** графу Р***». Он живет в крайней нужде, получая поддержку Вольтера. В 1734 г. выходит «Уполовник, или Танзаи и Неадерне», роман в восточном стиле. Произведение предано огню, автор на несколько дней заключен в Венсенский замок. В 1736 г. опубликована первая часть «Заблуждений ума и сердца»; продолжение выходит в 1738 г. В 1742 г. появляется «Софа», нравоучительная сказка, вызвавшая скандал. Кребийон выслан за пределы Парижа. В 1755 г. выходит в свет «Ночь и Момент» («La Nuit et le Moment»).Благодаря поддержке мадам де Помпадур Кребийон наследует своему отцу в должности королевского цензора художественной литературы. В 1777 г. опубликован диалог, написанный ранее, «Случайность у камина». Кребийон умирает в относительной бедности в 1777 г.

Мэтр либертинажа

Кркбийон-сын, воспитанный в школе трагедии, - жанра, в котором прославился его отец, прозванный Трагиком, - обязан своей репутацией легким комедиям с остроумными диалогами, а более всего своим романам, целиком написанным по моде того времени от первого лица. Эта романическая продукция, долгое время считавшаяся не заслуживающей внимания, сегодня рассматривается как лучший пример «эротической» литературы, виртуозной и двусмысленной. Описывая изысканным языком чувственные волнения и альковные интриги, она устанавливает связь между социальным реализмом Мариво и Прево, чувственным морализмом Руссо и Бернардена де Сен-Пьера, философскими скабрезностями Сада и сентиментальным анализом Лакло.

«Заблуждения сердца и ума» ( 1738)

Это первый большой роман, изданный Кребийоном в возрасте тридцати лет. Использованное в заглавии модное сочетание слов (сердце-ум) озвучивает замысел писателя, сентиментальный и нравоучительный.

Стареющий рассказчик господин де Мелькур рассказывает о своем вхождении в свет в возрасте семнадцати лет. Его главной наставницей стала подруга матери, мадам де Люрсе, женщина зрелая, которая, умело чередуя стыдливость и галантность, пробудила чувства неопытного юноши. Он также обращает внимание на прелести «юной незнакомки», Гортензии де Тевиль, чье сердце ему никак не удается завоевать, несмотря на помощь искушенного и красноречивого «повесы» Версака. После многочисленных психологических и словесных перипетий кокетка мадам де Люрсе, одержав верх над соперницей, заполучает наивного юнца к себе в будуар, завершая его обучение... а также мемуары, которые так и не будут иметь обещанного продолжения.

Интрига романа очень проста: это «воспитание чувств». Главной темой, разумеется, является любовь, о чем свидетельствует сам автор во вступлении к роману: «Здесь царит лишь любовь».

Точное описание праздной аристократии Старого режима, а точнее периода регенства. В этих закрытых мирках обращают в свою религию, шутят, интригуют; чтобы избавиться от скуки, выставляют себя в салонах, в опере, В Тюильри.

Соблазнительные романические образы. Мелькур (рассказчик и действующее лицо), молодой человек благородного происхождения, предрасположен к наслаждениям: «При моем вступлении в свет мысль о наслаждении была единственной, которая меня занимала»; мадам де Люрсе, светская лицемерка, скрывающая свою чувственность под маской словесной казуистики; Версак, повеса, отошедший от дел Дон Жуан, предвещающий появление Вальмона в «Опасных связях» Лакло.

Изображение «сердечной метафизики», выработанной этим столетием. Любовные похождения совершаются в соответствии с определенным протоколом (молчание, вздохи, визиты, знаки внимания...), выражаются с помощью тонкой риторики (литота, парадокс, абстрактные понятия), богаты двусмысленностями (связанными с «заблуждениями» и конфликтами между «сердцем» и «разумом»). Одновременно книга включается в нравственный дискурс эпохи, осуждающей беспорядочность любовных связей. («Страсть всегда является для женщины несчастьем») и расчетливую двуличность светской жизни.

© 2000- NIV