Приглашаем посетить сайт

История французской литературы. К.Ловернья-Ганьер, А.Попер, И.Сталлони, Ж.Ванье.
Литература и политика.

Литература и политика.

Обилие рукописной продукции породило вопросы, которые задавали себе лучшие умы XVI в. и которые были связаны для большей части населения с политикой, если мы можем позволить себе употребить это слово в его истинном смысле: т. е. жизни государства – такой, какой она тогда задумывалась.

В этой области взгляды также претерпевают изменения. Вначале потому, что знание, выйдя из монастырей, дает возможность мыслить и писать большему числу людей. Потом потому, что в произведениях Античности, распространяющихся теперь повсюду в переводах, ставятся политические вопросы: это и «Республика (т. е. публичная вещь), или О правосудии и законах» Платона, и «Политика» Аристотеля, и «О граде Божьем» Святого Августина. И, наконец, потому, сто само политическое устройство Франции претерпевает большие изменения: главным образом, это централизация государства, значительно усилившаяся власть суверена, стремление к абсолютизму и в то же время развитие движения реформистов, угрожающих единству королевства; а затем в один прекрасный день ставящие вопрос о легитимности короля.

Размышления о власти.

По просьбе Франциска I епископ и посол Клод де Сейсель пишет «Великую Французскую монархию» (1519), в которой описывает величие института власти, а также ограничивающие ее необходимые пределы: веру, Парламент, провинциальные обычаи (т. е. законодательные тексты). Плодовитый переводчик, Сейсель, не удержавшись, превозносит короля, который трудится «для прославления французского языка»: подобно языку римлян, французский язык распространяется следом за победами Франции.

Через шестьдесят лет (1576) выходит трактат «Рассуждения о добровольном рабстве» Этьена де Ла Боэси (1530 – 1563), частично воспроизведенное гугенотами под названием «Против одного». Короткое произведение ставит вопрос не о монархии – тогда никто этого не делал, - а желает поразмышлять о подданных, которые, подчиняясь одному человеку, превращают его в тирана в античном и современном смысле слова – ситуация, которая может быть следствием только противоречия или ошибки: «Зачастую они не столько соблазняются другим, сколько обманываются сами». Для Ла Боэси, как и для Макиавелли, власть связана с согласием подданных, но Макиавелли учит правителя силой вырывать согласие, в то время как француз показывает народу силу его отказа. «Рассуждения о добровольном рабстве» не получили широкого распространения, однако это сочинение является весьма показательным для развития политической мысли, демонстрируя, к каким мыслям и выводам был способен подойти представитель тогдашней высшей магистратуры.

У «Республики» (1577) совсем другой масштаб. Жан Боден (1530 – 1596) размышляет в своем сочинении о государстве, которое может быть монархическим, аристократическим или народным, в природе которого иногда играют роль географические условия (здесь можно узнать некоторые идеи, развитые впоследствии Монтескье в «Духе закона»). Для Франции речь идет прежде всего о сохранении единства страны с сюзереном, подчиняющимся законам природы и Божеским, короле, не пытающимся «привлечь подданных» в религию силой, «ибо, чем сильнее воля людей, тем менее она поддается обработке». Автор опережает свое время, отстаивая право народа на убийство тирана. Его аргументы в пользу конституционной монархии повлияли на развитие общественной мысли. Боден является основателем французской политической мысли и ее «литературного» воплощения.

История

Эрудиция и актуальность лежат в основе многочисленных книг по истории, которая постепенно уходит от жанра мемуаров или от роли свидетеля великих событий и их субъективного изложения – жанра процветающего и в XVI в., и далее. Когда, например, судья Этьен Пакье (1529 – 1615) берется за свои «Разыскания о Франции» (1560 – 1601), он ставит перед собой цель определить истоки и преемственность монархических институтов и французской литературы, чей язык «никогда не был бедным». Он пользуется различными источниками, и хотя его знания не всегда кажутся нам обоснованными, широта познаний тем не менее очевидна.

К тому же история становится объектом многочисленных размышлений, касающихся ее «метода», что способствует зарождению определенной формы патриотизма, а также осознанию «всемирной истории».

Памфлеты

Идеологические и часто кровавые войны последних десятилетий XVIв. Приводят к появлению многочисленных полемических сочинений. Самым знаменитым является, несомненно, «Мениппова сатира» (1594) (название заимствовано у произведения Варрона, в котором ирония выражается и в стихах, и в прозе). В 1593 г. противники будущего Генриха IV, поддерживаемые Испанией, созывают Генеральные штаты. Памфлет обретает вид яркой карикатуры и берет на себя защиту законной монархии.

Более или менее талантливые образцы агитационной литературы конца XVI в., подобные сочинения становятся очевидным доказательством озабоченности современников происходящим, важности и актуальности той роли, которую литература играет в обществе, лишенном прессы в том виде, что известен нам сегодня.

© 2000- NIV