Приглашаем посетить сайт

История французской литературы. К.Ловернья-Ганьер, А.Попер, И.Сталлони, Ж.Ванье.
Мадам де Севинье (1626 – 1696)

Мадам де Севинье (1626 – 1696)

Мари де Рабютен-Шанталь родилась в Париже в 1626 г. в знатной бургундской семье. В 1633 г., потеряв родителей, девочка остается на попечении бабушки и деда де Куланжей, затем дяди Кристофа де Куланжа, аббата в Ливри. Она учится у Шаплена и Менажа. В 1644 г. Мари выходит замуж за маркиза Анри де Севинье, а в 1646 г. у нее рождается сын Шарль. В 1652 н. маркиз де Севинье убит на дуэли; вдова удаляется в свой замок Ле Роше в Бретани. В 1659 г. мадам де Севинье возвращается в Париж, где встречается с лучшими умами своего времени. В 1669 г. дочь мадам де Севинье выходит замуж за графа де Гриньяна, который увозит ее в Прованс. Начинается регулярная переписка, а в 1672 – 1675 гг. де Севинье дважды посещает Гриньян. В 1677 г. она поселяется в особняке Карнавале, неоднократно бывает в Гриньяне и Ла Роше. В 1696 г. мадам де Севинье умирает в Париже.

Непревзойденный мастер эпистолярного жанра.

Если бы дочь мадам де Севинье вышла замуж за парижского придворного, мы не стали бы обладателями множества писем, оставленных нам ее матерью, которая не заняла бы, в свою очередь, во французской литературе места самого блистательного мастера эпистолярного жанра. Эта красивая и остроумная молодая вдова, знатная дама, пользующаяся вниманием мужчин, но весьма благоразумная, стала, вопреки собственной воле, писателем, потому что была, прежде всего, любящей матерью, невероятно привязанной к дочери («Я люблю вас превыше всего, что можно любить», - пишет она ей), наделенной тонкой чувствительностью, богатым воображением, веселостью и темпераментом, а также исключительной проницательностью. Все эти качества отражаются в ее письмах.

«Письма»

В 16997 г. кузен мадам де Севинье, Бюсси-Рабютен, предложил опубликовать сотню писем маркизы, образец которых он уже продемонстрировал читателям в 1680 г. Затем внучка мадам де Севинье, мадам де Симиан, в 1726 г. публикует избранные письма. Другие антологии выходят в свет в XVIII в., а на протяжении следующего столетия обнаруживаются разнообразные неопубликованные. Но только в 1853 – 1963 гг. в свет выходит более или менее законченный сборник из тысячи ста шестидесяти пяти писем.

Основным корреспондентом писательницы является мадам де Гриньян, которая была в юности «самой прелестной девушкой во Франции» и к которой мать питает пылкую любовь. Эпистолярный сборник дополняют и другие письма: к Бюсси-Рабютену, ее кузену, блестящему литератору, обладающему насмешливым умом; к господину Помпону, сыну Арно д'Андийи; к Куланжам, своим кузенам. Вероятно, адресатов было гораздо больше, но многие письма, к сожалению, утрачены.

На грани литературы. Мадам де Севинье никогда не помышляла о публикации своих писем. Подобно всем аристократам своего времени, она питала некое отвращение к литературной славе. Своему кузену, Бюсси-Рабютену она пишет: «Когда я увидела себя отданной на потеху публике и обсуждаемой во всех провинциях, клянусь, я была в отчаянии». Впрочем, письма принадлежат к интимной жизни и обладают свободной формой в стиле беседы, которая далека от литературных правил. Тем не менее, нередко бывало, что частные письма, в которых рассказывалось об известных людях, начиная с короля, сознотельно пускались по рукам. В отличие от Геза де Бальзака, писавшего письма, предназначенные для публикации, и от получившего большое распространение в XVIII в. эпистолярного романа, мадам де Севинье предается своему занятию с искренностью и простотой: этот «небрежный стиль, стиль матери, которая пишет дочери все, что она думает именно так, как ей думалось», эта спонтанная естественность составляет главное очарование ее писем.

Живая хроника. «Антологии» писем XVIII в. обычно выделяли в мадам де Севинье, прежде всего, «журналиста». Впоследствии этот образ был скорректирован, но следует признать, что многие ее письма привлекают нас именно своей документальной ценностью. Так, письма конца 1644 г. подробно рассказывают о процессе сюринтенданта Фуке; очень известное письмо от 15 декабря 1670 г., адресованное кузену Куланжу, является подробным рассказом о свадьбе Лозена: «Сейчас я поведаю вам самую удивительную, самую потрясающую, самую чудесную новость…». Письмо от 17 июля 1676 г. посвящено казни маркизы де ля Бранвильер, письмо от 13 декабря 1686 г. – смерти Конде; она пишет также о смерти Тюренна, Лувуа, Вателя, о переходе через Рейн, о Версальском дворе… Не оставлена без внимания и провинциальная жизнь: сословия в Бретани (август 1671 г.), воды в Виши (май 1676 г.), города Марсель, Канн и т. д. Любые известия, способные заинтересовать или развлечь дочь, мадам де Севинье передает как очевидец, столь же внимательный, сколь и жизнерадостный. Блистательная маркиза дает нам также возможность проникнуть в литературную жизнь того времени: о «Баязете» она отзывается довольно ехидно: «Расин пишет комедии для Шанмеле: они не для грядущих веков» (16 марта 1672 г.); или о представлении «Эсфири», о Пор-Рояле, о Паскале, Лафонтене и т. д. Точное изложение событий соседствует с критическими суждениями.

Трогательная откровенность. И наконец, искренность этих писем позволяет нам ощутить прямую связь с чувствительным и тонким умом, умом титулованной особы, чьи излияния чувств нас трогают. В первую очередь силой материнской любви, которая проявляется в моменты разлуки («Боль моя была бы незначительной, если бы я не могла вам ее описать и не взялась за перо», 6 февраля 1671 г.) или по поводу опасного путешествия: «Ах! Моя милая, что за картина предстала перед вами…. Эта Рона, внушающая всем страх, этот Авиньонский мост, переезжать который было ошибкой….» (4 марта 1671 г.). В письмах чувствуется волнение при воспоминании о милых сердцу местах, например Ле Роше: «Как бы увидеть вновь эти аллеи, эти статуи, этот маленький кабинет, эти книги, эту спальню и не умереть от грусти» (31 мая 1671 г.). Письма мадам де Севинье столь трогательны еще потому, что посредством пера она вверяет себя своему адресату – читателю, описывает свои чувства и раскрывается перед нами во всех своих предпочтениях и тревогах. Кроме разносторонних интересов, которыми насыщены письма, современный читатель обнаруживает там фрагменты подлинного душевного самоанализа.

© 2000- NIV