Приглашаем посетить сайт

История французской литературы. К.Ловернья-Ганьер, А.Попер, И.Сталлони, Ж.Ванье.
Мольер (1622 – 1673)

Мольер (1622 – 1673)

Мольер (Жан Батист Поклеен) родился в Париже в 1622 г. В 1631 г. его отец, богатый торговец, покупает должность «королевского обойщика». Жан Батист обучается у иезуитов в Клермонском коллеже в Париже. С 1642 г. он продолжает обучение (лиценциат права) в Орлеане., где, вероятно, испытывает влияние эпикурейской философии Гассенди и «либертенов» (Шапель, Сирано). В 1643 г. вместе с Мадлен Бежар создает «Блистательный театр». В 1644 г. берет псевдоним Мольер. В 1645 г. наступает банкротство «Блистательного театра»; Мольера заключают в тюрьму на несколько дней, после чего он с труппой уезжает в провинцию. В 1646 – 1658 гг. группа Мольера, которой сначала покровительствует герцог д'Эпернон, затем принц де Конти, странствует по югу Франции. В 1655 г. Мольер пишет в Лионе пьесу «Сумасброды». В 1656 г. состоялась премьера «Любовной размолвки» в Безье. В 1658 г. труппа возвращается в Париж, где играет перед королем, который дает ей залу во дворце Пти-Бурбон. В 1659 г. Мольер занимается постановкой своей пьесы «Смешные жеманницы», которая впоследствии имеет первый успех. В 1661 г. труппа устраивается в театре Пале-Рояль. В 1662 г. Мольер вступает в брак с Армандой Бежар; он создает пьесу «Школа жен», а в 1665 г. – «Дон Жуан», после постановки которой труппа становится «королевской». В 1666 г. создана пьеса «Мизантроп». В 1667 г. Мольер заболевает, из-за чего уходит со сцены и порывает с Армандой. Пьеса «Тартюф», представленная под названием «Обманщик», запрещена на следующий день. В 1668 г. созданы «Амфитрион», «Жорж Данден», «Скупой». В 1669 г. появляется третья версия «Тартюфа», сыгранная с успехом, в 1670 г. – «Мещанин во дворянстве», в 1671 г. – «Плутни Скапена», в 1672 г. – «Ученые женщины», в 1673 г. – «Мнимый больной». Во время четвертого представления этого спектакля Мольер умирает.

Человек театра.

Мольер не только успешный автор самых знаменитых пьес театрального репертуара, но также актер и директор труппы. Его творчество, - от которого нам не осталось ни одной рукописи, - является продолжением его игры на сцене. Вдохновленный итальянскими комедиями, он играет и пишет в провинции фарсы или «маленькие дивертисменты», Такие, как «Влюбленный доктор», «Доктор-педант». В этих пьесах проявляется его истинный талант писателя и актера, который станет еще заметнее в более поздних и более значительных пьесах – «Мещанин во дворянстве», «Проделки Скапена», «Мнимый больной».

Реформатор комедии.

Основываясь на смежных между собой французском фарсе и итальянской комедии, Мольер сумел всего за двадцать лет своей творческой деятельности обновить жанр французской комедии. Чтобы угодить публике, понравиться королю, обойти конкурентов и обеспечить свою труппу, он ставит спектакли исключительно развлекательные, способные «рассмешить партер», комедии-балеты, в которые входит музыка, танцы или театральная машинерия («Сицилиец, или Амур-художник», «Господин де Пурсоньяк», «Графиня д'Эскарбаньяс»), полемические произведения, предназначенные защитить его принципы и дать отпор хулителям («Критика «Школы жен», «Версальский экспромт»), комедии интриги с множеством перипетий и неожиданных поворотов («Амфитрион», «Плутни Скапена»), сатирические пьесы, комедии нравов и характеров, в которых он удовлетворяет свою явную склонность описывать людей и их причуды («Школа жен», «Дон Жуан», «Мизантроп», «Тартюф», «Жорж Данден», «Скупой», «Ученые женщины»).

«Величайшее из всех правил».

Дорант в «Критике «Школы жен» излагает знаменитые театральные правила: «Чудаки вы, однако! Носитесь с вашими правилами, ставите в тупик неучей, а нам только забиваете голову. Можно подумать, что они заключают в себе величайшие тайны, а между тем это всего лишь непосредственные наблюдения здравомыслящих людей, которые учат тому, как не испортить себе удовольствие, получаемое от такого рода произведений. … На мой взгляд, самое важное правило – нравиться. Пьеса, которая достигла этой цели, - хорошая пьеса. Вся публика не может ошибаться, - каждый человек отдает себе отчет, получил он удовольствие или не получил» [1] (сцена 6). Этот принцип, который Мольер все время отстаивал, основывается на стремлении к простоте и жажде истины. Простота измеряется схематизмом интриг, часто мелких, использующих привычные образы (нежеланный брак, непредвиденная встреча, необычная ситуация). Истина обнаруживается в изучении характеров (скупой, нечестивец, святоша, мизантроп), которые стали широко распространенными типами. Списанные 2с натуры», персонажи не являются более лишь плодом авторской фантазии, они обретают жизнь, полны страстей и пороков, становятся жертвами насмешек, увязают в сациальной реальности.

Развлекать и исправлять.

На комедиях всегда много смеются – особенно на комедиях Мольера. Его успех, так же как его универсальность, основаны на изобретении простого и действенного комического языкаю Ни одно из его произведений, даже самых серьезных («Скупой», «Дон Жуан», «Мизантроп»), не лишено этой главной движущей силы комедии. Комические формы разнообразны: итальянская комедия и бурлеск в фарсах (шутовство и «палочные удары»); сатира в «великих комедиях» или комизм « контрастов», когда противопоставление нарочито очевидно (хозяин/слуга, буржуа/аристократ, старик/инженю…); пародия (жеманницы, ученые, доктора, святоши и т. д.).

Согласно взятому на вооружение девизу латинской комедии «Castigat ridendo mores» («Высмеивая, исправляет нравы»), Мольер стремится с помощью своего комического творчества преодолеть человеческие недостатки. В предисловии к «Тартюфу» он пишет: «Комедия является хитроумной поэмой, в которой с помощью веселых уроков исправляются человеческие недостатки». Изобличая и устраняя чрезмерности, театр указывает путь воздержанности: уважать природу, сопротивляться страстям, вести себя разумно. Именно эту мораль здравого смысла, которую порой называют буржуазной и конформистской , защищает Филинт в «Мизантропе»:

Благоразумие от крайностей бежит

И даже мудрым быть умеренно – велит.[2]

(Акт I, сцена 1).

«Школа жен» (1662)

Первая из «великих комедий» Мольера соответствует его вступлению в пору зрелости (ему сорок) и браку с Армандой, которая была моложе его на двадцать лет. Поставленная в декабре 1662 г. в театре Пале-Рояль пьеса пользовалась большим успехом.

Старик Арнольф, чтобы избежать риска стать рогоносцем, воспитывает в уединении и неведении юную Агнессу, на которой собирается жениться. Но наивная воспитанница проявляет интерес к Орасу, юному блондину, с которым она случайно познакомилась. Арнольф, друг отца Ораса, пытается использовать разнообразные хитрости (например скрывает, кто он такой и вызывает молодого человека на откровенность), чтобы расстроить зародившееся чувство. Но после многочисленных перипетий любовь торжествует, и Агнесса – обретя вовремя вернувшегося из Америки отца – выходит замуж за того, кого избрало ее сердце.

Фарсовый сюжет. Тема «Школы жен» (обманутый муж) восходит к галльской традиции, которую Мольер адаптирует к современной ситуации и обогащает собственным опытом. Интрига, весьма условная, основывается на принципе недоразумения, рожденного из двойного имени Арнольфа и наивности Ораса, выбирающего своего соперника в качестве доверенного лица. Новизна вытекает из противостояния между открыто провозглашенным опекуном желанием избавить Агнессу от любовных соблазнов и полученным результатом, совершенно противоположным принятым предосторожностям. Классический эффект обманутого обманщика иллюстрирует мораль здравого смысла: невозможно противиться велениям природы.

Комедия характеров. Персонаж Агнессы выходит за рамки модели благовоспитанной юной девушки. Персонаж Арнольфа не сводится к простому гротескному образу старика. Сорокалетний мужчина оказывается в ряду сбитых с толку мещан (Горжибюс, Хризал, Данден, Оргон, Журден, Арган) из-за того, что становится жертвой болезненного наваждения. Однако он не лишен ни тонкости, ни проницательности. Он понимает, что его страсть в чем-то постыдна, осознает свою неполноценность перед более молодым соперником, однако искренность его чувств несомненна:

Чем доказать тебе, как я люблю глубоко?

Заплакать пред тобой? Избить себя жестоко?

Иль вырвать клок волос? Или, без дальних слов,

Убить себя? Скажи! О, я на все готов,

Чтоб ты, коварная, мой пламень понимала. [3]

(Акт V, сцена 4)

Агнесса, чье присутствие на сцене гораздо скромнее, являет собой образ невинности и чистоты. В ней чувствуется пробуждающееся желание, реванш природы против строгости несоответствующего воспитания. И хотя порой она ведет себя глупо, она всегда остается привлекательной, а любовь дарует ей здравый смысл.

«Дон Жуан» (1665)

Успех «Школы жен» стоил Мольеру появления множества завистников, которым он с горячностью отвечает. В 1664 г. он пытается поставить «Тартюфа», но против него ведутся интриги, и пьесу запрещают. Чтобы занять свою труппу, он быстро пишет комедию на известный сюжет о Дон Жуане, заимствованный у испанского драматурга Тирсо де Молина и ставший очень модным во Франции благодаря Сиконьини, Доримону и Вилье. Пьеса имеет большой успех, но после пятнадцати представлений сходит с афиш.

Знатный дворянин Дон Жуан только что бросил свою супругу Эльвиру, которая ему надоела. Своему верному слуге Сганарелю он объясняет, что предпочитает браку соблазнение, что тут же и демонстрирует, предпринимая атаку на двух крестьянок. Преследуемый братьями Эльвиры, жаждущими мести, Дон Жуан бежит в лес, где пытается подкупить нищего, затем спасает незнакомца. Это дон Карлос, брат Эльвиры, который отказывается от мести, чувствуя себя обязанным спасителю. Остановившись перед мавзолеем убитого некогда на дуэли командора, дон Жуан приглашает его на ужин. В ожидании гостя он выпроваживает своего кредитора господина Диманша, затем своего отца, читающего ему мораль, и Эльвиру, надеющуюся на его раскаяние. Наконец к дону Жуану, который становится лицемером, является статуя командора и увлекает его в бездну.

Особая пьеса. «Дон Жуан», единственная пьеса в пяти актах и единственная пьеса в прозе, отличается от других комедий Мольера своим свободным построением (нет классической интриги, зато есть последовательность сменяющих друг друга картин, отказ от «правил»), смешением тональности (трагической, комической, чудесной) и особенно двусмысленностью содержания: нечестивый персонаж, развратный и лицемерный, таится под личиной умного и очаровательного знатного дворянина, а защитник здравого смысла – под маской гротескного Сганареля.

Человек, бросающий вызов. Главное отличие комедии Мольера от произведений на тот же сюжет его предшественников и традиции заключается в том, что дон Жуан не довольствуется быть соблазнителем (таких сцен в пьесе очень мало). Он является скорее человеком свободы и вызова. Вызова обществу, которое он презирает и использует (например, в лице господина Диманша); вызова семье, власть которой он не признает (в лице отца, супруги, братьев жены); вызова потустороннему через игру со смертью, обретающую сверхчеловеческие размеры. Этот циничный игрок («У меня врожденная склонность отдаваться всему тому, что меня привлекает»[4], акт III, сцена 6) отвергает милосердие, предлагаемое ему различными персонажами, и предпочитает, избегая всяческих привязанностей и находясь вне законов морали, довести до конца свое дерзкое предприятие, рискуя распрощаться с жизнью. И это добавляет ему величия.

Пара: господин и слуга. Скандальное могущество дон Жуана было бы неполным, если бы героя не сопровождал всегда Сганарель, неотесанный лакей, который служит публикой, побуждает его к поступкам и помогает их осуществить. По словам Сганареля, ему «было бы лучше служить у самого дьявола», чем у Дон Жуана (акт I, сцена 1), но, тем не менее, он выражает безграничное восхищение своим господином, следует за ним, слушается его, подражает ему, защищает его. Жертва собственной трусости и предубеждений, Сганарель, в силу своей посредственности, придает большое значение «знатности величайшего из всех злодеев» - вплоть до своей последней реплики: «Мое Жалованье, мое жалованье!», - противопоставляющей осознанную продажность слуги самоубийственному бескорыстию господина.

«Мизантроп» (1666)

Эта комедия в пять актах и в стихах была впервые показана 4 июня 1666 г. и прошла со средним успехом.

Мизантроп Альцест, влюбленный в кокетку Селимену, ожидает от девицы, что та отвергнет своих поклонников и открыто выразит ему свою благосклонность. Но ему приходится терпеть Оронта с его плохими стихами, Араста и Клитандра, смешных маленьких маркизов, Арсиною, недотрогу, мечтающую заменить Селимену в сердце мизантропа. Испытывая ревность, вызванную компрометирующей Селимену запиской, Альцест высказывает девице упреки, а затем довольствуется пустыми извинениями. Дела его идут плохо (из-за проигранного процесса он может попасть в тюрьму); Альцест заставляет кокетку объясниться, прощает ей двойную игру и предлагает разделить его уединение. Селимена отказывается. Мизантроп удаляется от мира.

Между смехом и слезами. Эта пьеса, которую считают порой лишенной интриги, озадачивает своим сложным характером, который подчеркивает Мюссе:

«Эта мужская веселость столь печальна и глубока,

Что когда посмеялся над ней, хочется плакать»,

(«Потерянный вечер», 1840).

В самом деле, иногда доведенный до крайности характер Альцеста может рассмешить (например, в сцене с Филинтом, акт I, сцена 1), но также приводит к драматическим ситуациям (с Оронтом, акт I, сцена 2, в сцене ревности, акт IV, сцена 3). Однако открытость персонажа, его бунт против лжи, его страдания из-за неудовлетворенной любви приравнивают комедию к драме о оправдывают «серьезных» читателей той эпохи. Язвительные нотки принадлежат трагедии:

Я насмерть поражен ударом роковым,

Рассудок мой погиб, я не владею им.

Я в гневе ничего теперь не различаю

И за последствия уже не отвечаю.[5]

(Акт IV, сцена 3).

Сатира на светское общество. Горечь тона объясняется желанием Мольера изобличить нравы завсегдатаев светских салонов. Это царство лести, притворной любезности, бесплодной болтовни, злословия; там царят жалкие маркизы, бесталанные поэты, кокетки, недотроги. Комедия становится документальным изображением искусственного мирка, в котором единственный искренний человек – Альцест, подвергающий его осуждению, - представляет собой нежеланную персону, которая будет безжалостно изгнана.

«Тартюф» (1669).

Первая версия пьесы, представленная перед королем в мае 1664 г., тут же запрещена. Мольер защищает свою комедию в прошении и три года спустя представляет пьесу, названную «Обманщик», также запрещенную. Следует второе прошение королю. Наконец, 5 февраля 1669 г. Людовик XIV позволяет поставить «Тартюфа», которого ждет оглушительный успех.

Семья буржуа Оргона в смятении: интриган по имени Тартюф, выдающий себя за благочестивого человека, втерся в доверие к хозяину с целью преобразовать домашнюю жизнь, стать наследником и жениться на дочери Оргона. Марианна, обещанная Валеру, при помощи своего брата Дамиса, мачехи Эльвиры и служанки Дорины пытается разоблачить обманщика. Тот выдает себя Эльвире, которую вожделеет. Но Оргон связан компрометирующими письмами: прогнать Тартюфа означает для него погубить себя. Посланник короля, информированный о шантаже, приказывает арестовать негодяя и восстанавливает справедливость.

Театральный успех. Часто пренебрегают комедийными достоинствами «Тартюфа» в пользу его сатирической важности. Между тем сила пьесы основана прежде всего на умелом синтезе фарсовых приемов (игра слов, неправдоподобная интрига, сцены, когда персонаж прячется под столом) и богатыми ресурсами комедии характеров. Все сценические характеры доведены драматургом до крайности: сварливая теща мадам Пернель; доверчивый слепец Оргон; наивные и взбалмошные юные любовники; верная служанка Дорина. Особый размах пьесе придает Тартюф – своими пороками (лицемерием, Расчетливость, честолюбием), своей противоречивостью (чувственностью, простодушием). Интрига, организованная лучше, чем в других «великих комедиях», держит в напряжении вплоть до развязки – разумеется, искусственной.

Жало против святош. Полемика, связанная с этим произведением и его запретом, была отчасти оправданной. Временами пьеса, действительно, поражает своей дерзостью. Хотя Мольер старается подчеркнуть ценность истинного благочестия людей и «высоких помыслов святой чистоты» (акт I, сцена 6), и несмотря на указание в одной из редких ремарок, что Тартюф, уверяющий:

Страшат вас небеса? Напрасная тревога!

Тут я улажу все, ручаюсь за успех.

(акт IV, сцена 5) [6], -

«это негодяй отпетый», комедия его представляет собой выпад против религии, тирании «исповедников», казуистики. Сегодня, когда дискуссия о набожности прочно забыта, мы воспринимаем комедию «Тартюф» совсем иначе – как драму губительных для семьи последствий, вызванных слепой страстью, и опасностей, порожденных корыстолюбием скупца.

 

  1. Перевод А. Арно.
  2. Перевод Т. Щепкиной – Куперник.
  3. Перевод В. Гиппиуса.
  4. Перевод А Федорова.
  5. Перевод Т. Щепкиной – Куперник
  6. Перевод М. Донского.
© 2000- NIV