Приглашаем посетить сайт

История французской литературы. К.Ловернья-Ганьер, А.Попер, И.Сталлони, Ж.Ванье.
Повествовательная литература.

Повествовательная литература.

С давних времен люди любили слушать истории. С конца XB в. и еще больше в следующем столетии истории начинают печатать. В ход идет все: анекдоты истории, заимствованные из устной традиции, из средневековой литературы, из фарсов, которые ставятся на театральной сцене; читаются итальянские сборники, как переведенные, так и нет; иногда истории просто придумывают.

Вначале истории служат для развлечения. В прологе к «Пантагрюэлю» Рабле, который и сам украшает множеством историй речи своих персонажей, вспоминает, что порой кавалеры, когда иссякает их красноречие, рассказывают дамам «превосходные истории», заимствованные из романа о Гаргантюа. Случается, что друзья встречаются под каким-нибудь предлогом, чтобы рассказывать друг другу истории. История-обрамление, выводящая на сцену некое «Сообщество рассказчиков», подчеркивает устный характер «Малых историй» или новелл.

«Гептамерон» Маргариты Наваррской.

Самым знаменитым сборником новелл XVI в. является «Гептамерон» Маргариты Наваррской (1492 – 1549), королевы Наварры и сестры Франциска I. Свой литературный путь Маргарита Наваррская начинает как поэт, создав в 20-е и 30-е гг. ряд стихотворных циклов. В 40-е гг. она начинает интересоваться прозой. Над «Гептамероном» она начала работать, очевидно, с 1542 г. По ее замыслу в этой книге, как и в «Декамероне», должно было быть сто новелл. Однако смерть помешала довести работу до конца: писательница остановилась в начале восьмого дня.

Новеллы Маргариты пользовались необычайной популярностью. Сохранилось шестнадцать рукописных экземпляров этого произведения. Впервые «Гептамерон» был издан с купюрами в 1558 г., более полно – в 1559 г., с той поры книга многократно переиздавалась.

Написан «Гептамерон» был под влиянием Боккаччо, чего Маргарита не скрывала. Как и «Декамерон», ее книга открывается Прологом, рассказывающим, как десять благородных кавалеров и дам, вынужденных к безделью осенней распутицей и нападением грабителей, решают коротать время, рассказывая по очереди о занимательных происшествиях, о которых они слышали или которые видели сами. Но ни одна новелла «Гептамерона» не напоминает рассказы флорентийского гуманиста. В большинстве случаев в основе новелл лежат действительные события, а на страницах книги мелькают имена известных деятелей первой половины XVI в.

В «Гептамероне» относительно мало остросюжетных рассказов или новелл-анекдотов, и даже в них на первом плане не комизм ситуации, а раскрытие характеров. Показателен также отбор персонажей «Гептамерона». Чаще всего это дворянин и благородная дама. Маргариту занимает не положение героев, а их внутренний мир. Сюжетом большинства новелл и предметом жарких споров является любовь. Маргарита считает, что «человек, не любивший какое-либо существо, не любит по-настоящему и бога». Поэтому она верит в облагораживающую силу любви: «Я называю совершенными любовниками тех, кто ищет в объекте любви некое совершенство – красоту, доброту или благородство, кто всегда стремится к добродетели и обладает сердцем возвышенным и честным».

Однако точка зрения Маргариты и ее выразительницы Парламенты почти не находит подкрепления в новеллах. Правда жизни приходит в столкновение с неоплатоническими идеями. Поэтому убедительно звучат слова одного из собеседников, возражающего Парламенте: «А я думаю, что вы никогда не были влюблены, потому что если бы вы хоть раз почувствовали в душе тот же огонь, что и другие, вы не излагали бы нам тут Платона». Вместо сословного неравенства героев новелл разделяет неравенство имущественное, оказывающееся порой большей преградой, чем разница происхождения. Благородным рыцарям противостоят комические персонажи – мелкие ремесленники, купцы средней руки, адвокаты, чиновники, но основными участниками комических ситуаций, а вместе с тем и объектом сатиры являются в книге духовные лица. Рассказы об их проделках позволяют писательнице противопоставить их низменности благородство и доброту ее положительных героев.

Новеллы «Гептамерона» обычно выявляют то или иное качество человека – жадность, распутство, глупость одних, ум и находчивость других, благородство и честность третьих. Писатель и мыслитель эпохи Возрождения, Маргарита в положительных героях своей книги стремилась воплотить гуманистический идеал человеческой личности. Его она по большей части находит в дворянской среде. Перед нами проходит вереница «благородных» и «знатных» людей, хотя они имеют мало общего с подлинной знатью эпохи.

В отрицательных персонажах новеллистке удалось типизировать основные черты людей своего времени, поэтому применительно к «Гептамерону» можно говорить о реалистических характерах людей. Это стремление к обрисовке характеров и страстей сказалось и в индивидуализированном изображении десяти рассказчиков. Черты их личности раскрываются прежде всего в выборе ими сюжета новеллы, но еще ярче и отчетливее – в диалогах – обсуждениях, замыкающих каждую новеллу.

Другие сборники

Своеобразным продолжением подобных сборников являются «Новые забавы и веселые разговоры» (1558, посмертно) Деперье (1510 – 1544). Можно также включить в это число новеллы, главной темой которых является собрание людей и их разговоры: крестьян в «Сельских беседах» (1547) Ноэля дю Файля (1520 – 1591), молодых гостей замка в «Весне» (1572) Жака Ивера (1548? – 1571 или 1572) или школяров во время каникул в «Лете» (1583) Пуассено (1558 - ?). В «Весне», например, рассказывается о небольшом обществе, которое, спасаясь от ужасов своего времени, развлекается, слушая «истории» и вмешиваясь в них, чтобы поучаствовать в размышлениях на тему морали или поспорить.

Жанр новеллы, сложившийся на заре Возрождения и связанный с национальными сатирическими традициями, восходящими к фаблио, характерен для первого этапа в развитии этой эпохи. Вторая половина века – это время расцвета лирической поэзии, становления ренессансной драматургии.

В обстановке религиозных войн повествовательные жанры уступают место публицистике, сатирической поэзии и эпосу на религиозно-библейские темы. Тем не менее опыт новеллистов оказал влияние на развитие жанра сцен-диалогов, на роман и даже на биографическую и мемуарную прозу.

«Трагические истории».

Словно потому, что растущее беспокойство не позволяет больше предаваться смеху, занимаемое им место уступается рассказам другой направленности: это «Трагические истории» Боэтюо (1559), «Продолжение трагических историй» Бельфоре (1559 – 1583), «Новые трагические истории» Пуассено (1586). Сперва это истории переводятся или пишутся в подражание Банделло; речь идет о «довольно жалостливых историях», «невероятную жестокость» которых подчеркивает рассказчик, и которые, в отличие от того, что мы видим в «Гептамероне», не соседствуют более со «смешными историями».

Помимо этого они нравоучительны: «Пороки в них порицаются, добродетель восхваляется», - пишет Пуассено, объясняющий парадокс наслаждения, вызываемого от чтения «ссор» героев, «забавных для чтения», хотя они «мало доставили удовольствия тем, кто опробовал их на себе и от них пострадал». Не один драматический автор нашел для себя сюжет в этих сборниках; примером тому служит шекспировский «Гамлет».

© 2000- NIV