Приглашаем посетить сайт

История французской литературы. К.Ловернья-Ганьер, А.Попер, И.Сталлони, Ж.Ванье.
Рассказчики и очевидцы

Рассказчики и очевидцы

Наряду с велиеими творцами повествовательной литературы (Лесаж, Мариво, Прево, Дидро, Оуссо...) XVIII в. насчитывает множество писателей , творивших в романном и близких к нему жанрах. Это, например, Антуан Гамильтон («Мемуары графа де Грамона», 1713), Виван Денон («Предел завтрашнего дня», 1777), Дюкло, Нерсиа, Сенак де Мелан. Среди них выделяются три имени – Жак Казот, Никола Ретиф де ла Бретон и Луи Себастьен Мерсье.

Жак Казот (1719 – 1792)

Родом из Дижона, Казот служит чиновником в Париже, затем на Антильских островах. Ярый противник философов («Это самое большое оскорбление, которое можно нанести честному человеку»), запутавшийся в сетях мистицизма, он черпает свои темы в средневековой экзотике («Оливье», 1763), в атмосфере Востока («Продолжение тысячи и двух ночей», 1788) и становится знаменитым благодаря особо успешной повести «Влюбленный дьявол».

«Влюбленный дьявол» (1772)

Желая соблазнить молодого испанского офицера Альваро, дьявол является ему в образе верблюда, спаниеля, молодого человека и, наконец, прекрасной Бьондетты. Переодетая в пажа юная дева влюбляет в себя благочестивого офицера, желающего поскорее познакомить свою нареченную с живущей в Испании матерью. Полное перипетий путешествие позволяет Бьондетте закрепить свой успех, оставляя Альваро в неуверенности: уж не приснилась ли ему вся эта история?

Эта повесть является в истории французской литературы одной из первых в жанре фантастики, поскольку в ней заложено сомнение (герой, а вместе с ним и читатель не располагают решениями всех загадок) и наличествует образ дьявола (используемый такими писателями-романтиками, как Нерваль, Готье, Нодье, Бодлер). Необычен стиль повествования, легкий и живой.

Никола Ретиф де ля Бретон.(1734 – 1806)

Персонаж мистический и даже маргинальный, родом из Бургундии, этот деревенский графоман приезжает в Париж, где живет чем придется. Воспоминания об этой жизни отражаются в его многочисленных сочинениях. «Совращенный поселянин» (1775), «Жизнь отца моего» (1779), гигантский «Господин Никола» (1796 – 1797) являются по большей части автобиографическими. Но Ретиф отдает дань и эротическому жанру («Порнограф» и особенно «Анти-Жюстина»), а также хронике: «Современницы», «Новый Париж», «Парижские ночи, или Ночной зритель».

«Парижские ночи» (1788 – 1794)

Произведение состоит из шестнадцати частей и почти трех тысяч страниц. С помощью различных «картин» автор реалистично описывает ночной Париж накануне и в первые дни Революции (до 31 октября 1793 г.). «Множество поразительных персонажей», показанных ярко и выпукло, заполняют страницы – часто пикантные, порой сатирические и всегда ценные для истории.

Это произведение, как и множество других, написанных Ретифом, явно слабое, не смогло обеспечить достойную жизнь писателю, умершему в нищете. Однако неоспоримым успехом его книг является остроумие рассказчика, богатство воображения и искренность стиля.

Луи Себастьен Мерсье (1774 – 1814)

Еще один плодовитый писатель, родившийся в Париже, ставший профессором в Бордо, затем в парижской Эколь Номаль. Он был вхож в литературную среду, участвовал в Революции, вел жизнь, насыщенную невероятными приключениями в стиле Рокамболя. Из его монументального творчества, пользовавшегося большим успехом в XVIII в., - как теоретического (эссе о театре, орфографии), так и драматического (слезливые и исторические драмы), - выделяются два произведения: «Картины Парижа» (1781 – 1788), двенадцатитомный труд о предреволюционной Франции, и «Год 2440», утопический роман с пророческими прозрениями.

«Год 2440» (1777)

Проснувшись, рассказчик обнаруживает, что оказался в Париже, но спустя семь веков. Книга описывает его удивление многочисленными изменениями, касающимися повседневной жизни, нравов, религии, политики. Этот мир является моделью, поскольку он таков, каким не является в современно автору время: мудрый, добродетельный, справедливый, уважающий законы природы.

Век Просвещения любит развивать «миф об идеальном городе», кодифицированный гуманистами Возрождения (Томасом Мором, Кампанеллой). Мерсье лучше, чем Морелли и Ретифу де ла Бретону, удается воплотить этот жанр благодаря прекрасному воображению и поразительному предчувствию.

© 2000- NIV