Приглашаем посетить сайт

История французской литературы. К.Ловернья-Ганьер, А.Попер, И.Сталлони, Ж.Ванье.
Ронсар (1524 – 1585)

Ронсар

(1524 – 1585)

Пьер Ронсар родился в 1524 г. в замке Поссоньер в Вандомуа. Его сразу же предназначают к военной службе. В 1536 – 1539 гг. он был пажом сыновей и дочери короля. В 1543 г., пораженный глухотой, он получает первые церковные должности. В 1543 – 1547 гг. Ронсар учится в Париже в коллеже Кокре вместе с Дю Белле и Ж. А. Баифом. В 1547 г. Ронсар впервые публикует оду в «Поэтических сочинениях» Пелетье дю Мана. В 1553 г. со своими друзьями из Бригады (Плеяда) он восхваляет успешную постановку «Плененной Клеопатры» Жоделя, сделанную на античный манер. На протяжении всей своей жизни Ронсар чередует пребывание при дворе с уединением в деревне, в замке Поссоньер или в одном из доменов, полученных в качестве церковных бенефиций. В 1550 г. опубликованы «Первые четыре книги од», в 1552 – 1553 гг. – «Любовные стихотворения», в 1554 г. – Роща», в 1555 г. – «Продолжение любовных стихотворений», «Гимны», в 1556 г. – «Новое продолжение любовных стихотворений. Гимны». В 1559 г. Ронсар служит советником и духовником короля. В 1560 г. опубликовано первое полное издание «Сочинений», в 1562 – 1563 гг. «Рассуждения». В 1565 г. Ронсар становится настоятелем монастыря Сен-Ком-ле Тур. В 1572 г. выходят «Франсиада», в 1578 г. – «Сонеты к Елене», в 1584 г. – последнее издание «Сочинений». В 1585 г. поэт умирает в монастыре Сен-Ком.

Король поэтов.

Творчество Ронсара представляется нам сегодня стоящим под знаком изобилия и разнообразия как поэтических форм – от эпиграммы до рассуждения, - так и рифм. Он черпает вдохновение у великих поэтов Античности, итальянских поэтов и многочисленных книг, которые созвучны его живому ощущению действительности во всех ее формах. Поэт любви и природы, он славит также великих людей своего времени, исторические события королевства, пишет множество пьес для празднеств, даваемых королями и принцессами.

Ронсар оставил после себя много книг. С отрочества оглохший, он был необычайно чувствителен к музыке стиха, к ритму. Как многие большие поэты, он не успевал «поверять алгеброй гармонию»: в его стихах есть строки, оскорбляющие строгий вкус, преувеличения, риторика, но за этим в них всегда слышен голос гения. В любовные сонеты он порой вкладывал свою тревогу за судьбы Франции, а в его песнях, гимнах, одах, посвященных волновавшим его политическим событиям, философским проблемам, литературным спорам, можно найти строки продиктованные очередным любовным увлечением.

Его творчество неотделимо от его жизни, оно и есть его жизнь. Об этом свидетельствуют многочисленные исправления, которые он беспрестанно вносил в свои стихи – часто, чтобы привести их в соответствие с меняющимися вкусами своих современников и эволюцией языка. Об этом свидетельствует также многократное переиздание сборников, которые он постоянно перерабатывает (1560, 1567, 1571, 1578, 1584, 1587). Для него поэзия является не только вдохновением, но и трудом, как говорится в манифесте Плеяды.

«Оды» (1550).

В 1550 г. Ронсар публикует свой первый сборник, в котором заявляет об «исключительном стиле, исключительном смысле, исключительном произведении». За образец он берет Пиндара и Горация. Он восхваляет великих людей своего времени, начиная с Генриха II и кончая своими друзьями-поэтами, воспевает пейзажи Вандомуа и Эфемерные радости жизни. В двадцать пять лет Ронсар завершает свой сборник поэмой «К музе»:

«Летать живым над миром я готов

И славить дол, где жизнь моя продлится» [1]

«Любовные стихи» (1552 – 1553)

Несомненно, сегодня это самый знаменитый сборник Ронсара. Ронсар всегда был чувствителен к коннотациям имен тех женщин, которых он славил: это и Кассандра, его «воительница», вышедшая из «Илиады», и Мария, чьей анаграммой является слово «любить» (Marie – aimer) и которая изъясняется «прекрасным низким стилем, простонародным и забавным», и Елена, восхищавшая «добрых старцев» на стенах Трои. Сам поэт пишет по поводу Кассандры:

…пусть рок назначит мне

Сто лет бесславной жизни в тишине

И смерть в твоих объятьях, Кассандра.

И я клянусь: иль разум мой погас,

Или этот жребий стоит даже вас,

Мощь Цезаря и слава Александра.[2]

Вслед за Дю Белле и Понтюсом де Тийаром Ронсар в 1552 г. воспевает любовь в манере Петрарки, не забывая античных поэтов. Книга «Любовные стихи» завершается музыкальным разделом, позволяющим исполнить с помощью «лютни и голоса» более 90 сонетов – явный знак того, какое значение поэт придает ритму.

«С целью удовлетворить тех, кто жалуется на неясность изначального стиля», Ронсар славит на фоне сельского пейзажа ту, кого представляет как прекрасную селянку. Когда он будет писать некоторые из своих самых лучших сонетов в честь Марии Клевской, любимой Генрихом II и умершей в 1574 г., «Любовь к Марии» будет проходить, как и «Канцоньере» Петрарки, под знаком любви и смерти.

Любовь у поэта тесно связана с поэзией. Первая встреча с женщиной является встречей с красотой, слишком совершенной. Чтобы быть доступной, вызывающей желание полного и абсолютного единства, достичь которое невозможно; в этом источник недостижимой любви. Сам Ронсар, не прекращающий искать в поэзии красоту и совершенство, тем более никогда их не достигает, переживая муки любви – не имеет значения. К кому – с поэтической силой, порождающей интонации искренности, которых в основном лишены похожие сборники его современников. Роза в «своем пурпурном платье», является она цветком или женщиной? А тысяча гвоздик, тысяча лилий, которые он целует? Откуда мед поцелуев в аромате тимьяна? Границы стираются, чтобы превратить ощущение в слово.

Эротизм Ронсара скрывается также под вуалью мифологии и открывает дверь мечтам о любви:

Я бы хотел Нарциссом хоть на миг

В Кассандру, превращенную в родник,

Пылая от блаженства, погрузиться.

Я бы хотел, чтоб этот миг ночной

Не уходил, чтоб вечно свет дневной

Небесную не золотил границу.[3]

«Гимны» (1555 – 1556).

Ронсар прекрасно знал посвященные богам «Гимны» Каллимаха и гимны Марулла. В которых космическая поэзия объединяется с философскими размышлениями. В 1555 – 1556 гг. он в свою очередь публикует сборник «Гимны». В одних прославляются боги, в других – силы природы, в третьих – моральные и философские понятия, В четвертых – великие люди.

В каждой части предлагается один знаменитый персонаж, хвала которому открывает стихотворение. Последние стихи являют собой нечто вроде молитвы, обрамляющей прославление, сделанное в виде рассказа или описания, в котором плоть составляют мифы.

И хотя в этих весьма ученых гимнах Ронсар не открывает, как того желал, «тайн Природы и Небес», миф под его пером в который раз становится живой историей – историей, которую он создает из всех частей Мироздания, где Земля, оставленная своим старым мужем Временем, отдается Солнцу и получает от него четыре времени года.

«Рассуждения» (1562 – 1563).

В 1562 г. во Франции начинаются гражданские войны. Королю двенадцать лет.

Ронсар пишет для юного монарха «Наставление королю Карлу IX», где старается учить короля добродетели, рисует для него образ просвещенного и гуманного правителя: «король без доблести корону носит зря…», «Вы не должны оскорблять ваших подданных, как тиран, ведь, как у всех, ваше тело создано из праха, и Фортуна играет большими людьми так же, как и маленькими…»

Он обращается к «королеве, матери короля» в «Рассуждение о невзгодах этого времени»: «Возьмите управление этим бедным кораблем…», затем к Богу, чтобы получить еще возможный мир:

«Сделай так, чтобы королева-мать

Смогла усмирить гнев этих двух лагерей».

Несколько месяцев спустя он обращается к Екатерине Медичи еще раз – в «Продолжении рассуждения» - чтобы

…«поведать ей о невзгодах

И крайнем несчастье, в которое погружена наша Франция».

Год спустя тон меняется. Парижу угрожают гугеноты. Ронсар неистовствует в своем «Предостережении французскому народу». Зло наступает со всех сторон: это еретики, а также все те, кто жаждет падения церкви, королей, прелатов, судей, знати, - все, забывшие о своем долге. Из морализаторского его обвинение становится социальным. Оно завершается призывом к войне «за честь Бога и его святую битву».

Гугеноты, естественно, не замедляют ответить. Поскольку Ронсар не поддерживает дело реформаторов. Поэтическая ценность его произведений ставится врагами под сомнение. Ронсар издает «Ответ… на обвинения и клевету неизвестного проповедника из Женевы…», неистово опровергая его нападки.

Но политическое служение Ронсара длится недолго. После 1563 г. он не оставляет свои попытки «проповедовать и говорить правду».

«Франсиада» (1572).

Часто бывая в Турени, Ронсар тем не менее никогда не ведет жизнь затворника. Он появляется при дворе, славит своих покровителей, использует свой талант, служа им. Даже большая эпическая поэма, о которой он мечтает, зависит от доброй воли короля; первые четыре книги, вышедшие в 1572 г., не получат продолжения. «Франсиада» - эпопея в стихах. В которой воспевается основание французского королевства «принцем Франкюсом», воображаемым потомком Энея, основателя Рима, - была встречена весьма сдержанно. Смерть короля стала предлогом или причиной, заставившей Ронсара отказаться от своего честолюбивого замысла.

Последние стихи.

Высшее проявление оригинальности Ронсара: он написал собственную эпитафию. Болезнь и старость не повлияли на его мастерство:

Здесь погребен Ронсар. Камен заставил он

Прийти во Францию, покинув Геликон.

За Фебом шествовал он с лирой дерзновенной,

Но одержала смерть победу над Каменой.

Жестокой участи он избежать не мог.

Земля покоит прах, а душу принял Бог.[4]

Больше чем кто-либо в ту эпоху Ронсар сознавал высокое предназначение поэта, избранного богами; придется ждать Гюго, чтобы снова зазвучали подобные мотивы, выраженные другими словами. Ронсар находится в связи с незримым, поскольку сам Аполлон ему «служил проводником в этом мире» («Гимн осени») в день его рождения – Аполлон, бог поэзии, чьи лавры венчают поэта в «Любовных стихах» в 1552 г. и к которому он не перестает обращаться вплоть до последних сонетов. Где жалуется. Что бог не избавил его от мучительной смерти.

  1. Перевод А. Парина.
  2. Перевод В. Левика.
  3. Перевод А. Парина.
  4. Перевод В Левика.
© 2000- NIV