Приглашаем посетить сайт

История французской литературы. К.Ловернья-Ганьер, А.Попер, И.Сталлони, Ж.Ванье.
Театр конца Средневековья

Театр конца Средневековья

В XV в. получают развитие новые театральные формы. Для удобства можно разделить религиозный и светский театр, в основном комический; но эти две формы смешиваются (в религиозных пьесах можно найти комические сцены) или объединяются во время представлений (фарсы часто исполняются как интермедии внутри мистерии).

Начиная с XIV в. среди религиозных пьес особо многочисленными становятся «миракли с персонажами», созданные в русле традиции «Игры о святом Николае» или «Миракля о Теофиле» предшествующего столетия. Часто их заказывают цехи и гильдии в честь своего святого покровителя по случаю праздника. Сохранился сборник из сорока «Мираклей Богоматери» с персонажами», которые ставились практически каждый год в период 1339-1382 гг «сообществом ювелиров» в Париже во время собраний братства парижских ювелиров Сент-Элуа (после представления, как это часто бывало на таких собраниях, проводилось состязание поэтов).

У мираклей были самые разнообразные источники (в частности, жития святых и рассказы о чудесах, например «Чудеса Богоматери» Готье де Куэнси). Но главной драматической формой, преобладающей в театре XV и первой половины XVI в., является мистерия (см далее).

Светский театр является по преимуществу комическим. Соти и фарсы (основные жанры) представляют собой короткие пьесы – от трехсот до пятисот стихов. «Соти» (или «пьесы о дураках» по названию персонажей, во главе которых стоит «Принц дураков» ил «Дурацкая мать») строятся в основном на игре слов и различных шутках, в духе сатиры и пародии, родственных «Празднику дураков», который устраивали молодые клирики в церквах в период между Рождеством и Сретением или во время карнавала. Фарсы являются бурлескными пьесами, их сюжет и темы близки к сюжетам фаблио: это истории о хитрых женщинах, обманутых мужьях и любовниках, перевернутых ситуациях и обманутых обманщиках. На сцену выводятся типические персонажи, действие отличается простотой и стремительностью развития, комизм зачастую грубый. Сохранилось около ста пятидесяти фарсов, написанных в период 1440-1560 гг. Самый знаменитый, самый длинный и самый продуманный – «Фарс о мэтре Пьере Патлене» (см ниже).

Представления этих пьес отличались от представлений больших мистерий. Чаще всего (например, по случаю карнавала или какого-нибудь праздника) они разыгрывались членами веселых сообществ, таких, как «Клирики Базоши» (студенты факультета права и молодые клирики судебного ведомства) или «Беззаботные ребята»; чаще всего они проходили на свежем воздухе, на импровизированных сценах и включали несколько пьес (сначала соти, потом монолог или «веселая проповедь», моралите и, наконец, фарс). Моралите представляют собой дидактические пьесы различной длины, в которых на сцену выводились аллегорические фигуры и использовались самые разные сюжеты. Короткие моралите, близкие к соти, часто были бурлескными и сатирическими; в самых длинных рассказывались назидательные истории. Драматические монологи, или «веселые проповеди», - пародии на церковные проповеди – продолжают традиции жонглерских монологов (например, «Ди о Травах» Рютбёфа). Одним из самых знаменитых и самых удачных монологов Средневековья (его иногда даже приписывают Вийону, о чем вспоминает Рабле) является «Вольный стрелок из Баньоле» (1468) – монолог хвастливого лучника.

Все эти театральные формы пережили Средние века и пользовались популярностью на протяжении всего XVI в.

«Фарс о мэтре Пьере Патлене»

(1469 г.)

Эта очень известная пьеса, которую ставили очень часто и в адаптированном виде представляют на сцене по сей день, является шедевром средневекового фарса. Это также самый длинный (около полутора тысяч стихов) и самый сложный фарс.

Патлен, безработный адвокат, задурив льстивыми речами голову жуликоватому суконщику, покупает сукно под честное слово и с помощью жены прикидывается умирающим, чтобы получить ткань даром. Однако он сталкивается с еще большим хитрецом: пастух Тибо ворует овец у суконщика, и тот тащит его в суд; защитником пастуха выступает не кто иной, как Патлен, который советует на все задаваемые вопросы отвечать «Бее!»; узнав Патлена, торговец начинает путаться в двух историях о мошенничестве, и раздраженный судья оправдывает пастуха, который продолжает отвечать «Бее!» на все просьбы и требования Патлена выплатить гонорар.

Это уже почти комедия с психологическим подтекстом, разнообразными комическими элементами, развитой интригой (дважды повторяется классическая схема – принцип «обманутого обманщика»), словесной игрой, иногда грубоватой, иногда более тонкой. Эпизод суда или сцена. В которой Патлен «бредит» на разных языках, тогда как его жена оглушает суконщика болтовней, ничуть не утеряли своей комичности.

© 2000- NIV