Приглашаем посетить сайт

Лучинский Ю. Очерки истории зарубежной журналистики
Античность: истоки журналистики

Античность: истоки журналистики

Коммуникация как обмен информацией в процессе культурного, экономического и социального развития цивилизаций (на различных стадиях и в разнообразных проявлениях) неотъемлемая часть существования человечества. Цивилизации вербальные и цивилизации письменные в равной мере нуждались в коммуникации, а потому история человеческой цивилизации и культуры одновременно есть история развития коммуникаций. Изменения в коммуникационных технологиях приводили к кардинальным изменениям в социальных и культурных сферах, преобразовывая и формы существования отдельного индивида.

Среди теорий развития коммуникации в истории цивилизации определенный интерес представляет концепция американского теоретика Гарольда Инниса [10]. Иннис выявляет связь между материалом и видом письменности в ранних цивилизациях и формами правления С его точки зрения, "значительные потрясения в истории египетской цивилизации, приведшие к переходу от абсолютной монархии к более демократической форме правления, нашли выход в переходе от камня как материала для письма и символа престижа, отраженного в пирамидах, к папирусу" [11].

Египетская цивилизация периода появления папируса в качестве материала для письма — это уже цивилизация с развитой книжной культурой, когда письменность и чтение стали достоянием не только одних жрецов и служителей храмов. Культ письменного слова в Египте был достаточно высок. В одном из египетских текстов можно встретить заповедь "поставить свое сердце за книги и возлюбить их, как матерь свою, ибо нет ничего превыше книг" [12].

Журналистика в чистом виде на этом этапе развития цивилизации еще не сформировалась. Однако изучение появления и изменения коммуникационных технологий и зарождения различных жанров публицистики представляет значительный интерес для истории и теории журналистики.

Когда греческая цивилизация периода архаики создала собственный алфавит на основе финикийского, "произошла "демократизация" системы обучения, позволившая постепенно сделать практически всех свободных жителей Греции грамотными. Тем самым знания были "секуляризованы", что стало одной из причин отсутствия в Греции жреческого сословия и способствовало повышению духовного потенциала общества в целом" [13].

Синкретичность жанровой основы, характерная для большинства ранних художественных текстов, вела к смешению (или принципиальному неразличению) художественных элементов и собственно "документа". Поэтому ряд исследователей [14] сходятся во мнении, что в гомеровском эпосе существуют фрагменты, которые можно интерпретировать как документальный репортаж из глубины веков. "Отец истории" Геродот дал блестящие образцы зарисовок быта и нравов жителей Ближнего Востока. Фукидид посвятил восемь томов описанию военных действий между Афинами и Спартой и приводил в них подлинные тексты договоров, свидетельства участников боев. Плутарх оставил жанр "политического" и "исторического" портрета.

Хотя письменность получила широкое распространение в Греции периода архаики и классики, в целом полисная культура тяготела к устному слову. Агональный (соревновательный) характер полисной жизни отразился в ораторском искусстве, где формировались основные образцы публицистики. На рубеже V-IV вв. до н. э. ораторское искусство достигло наивысшего расцвета. Следует отметить развитие судебного красноречия, приведшее к появлению "логографов" — специалистов по составлению судебных речей для состязающихся сторон. Одним из выдающихся логографов этого периода считается Лисий, речи которого стали образцом судебного красноречия.

Важное место в становлении публицистической ораторской речи занимает школа Исократа. Творческое наследие Исократа в значительной степени приближено к европейской публицистике нового времени, так как в его риторской школе акцент делался не на импровизацию, а на тщательную обработку письменного текста выступления. Исократ не выступал публично по причине слабого голоса и неумения говорить перед многочисленной аудиторией. Он обратил внимание на различие между устным и письменным словом, где, как писал Аристотель, "один слог для речи письменной, другой для речи в споре, один для речи в собрании, другой для речи в суде. Надо владеть обоими" [15].

Исократ, вошедший в историю античной риторики как мастер политической речи, разработал основные композиционные законы создания публицистического произведения, сохранившие актуальность и по сей день [16]. Исократ считал, что ораторская речь должна состоять из: а) введения, в котором необходимо завоевать расположение публики и завладеть ее вниманием; б) изложения основной темы выступления с выделением преимуществ своей позиции; в) опровержения аргументов противоположной стороны; д) заключения, подводящего итог сказанному.

Последним выдающимся мастером политической речи эпохи независимой Греции был Демосфен. Большую часть его ораторского наследия составляют судебные речи, однако славу Демосфену принесли политические выступления — знаменитые "филиппики", направленные против македонского царя Филиппа II, в защиту свободы и независимости Афин.

В эпоху эллинизма началось становление книжной культуры, когда "греческая культура принуждена была модифицировать свое отношение к книге. "Мудрец" мог почти всю жизнь беседовать с людьми, с природой, с собственными мыслями, обходясь без регулярного чтения, но ученый не мог; а греческий интеллектуализм двигался от типа "мудреца" к типу ученого. Один из последних "мудрецов" — Платон; один из первых ученых — Аристотель" [17].

Книжная культура эпохи эллинизма нашла свое воплощение в создании библиотек. Библиотеки правителей Египта, Ассирии и Вавилона были недоступны широкому кругу. В Греции V в. частная библиотека — явление необычное, вызывавшее недоумение современников. Аристофан иронизировал по поводу библиотеки Еврипида, утверждая, что Еврипид отцеживал в свои трагедии сок, выжатый из книг. По свидетельству античных авторов, самая крупная частная библиотека принадлежала Аристотелю.

Библиотеки правителей эллинистических государств (например, Александрийская библиотека) становились центрами развития культуры. Рядом с Александрийской библиотекой появился Мусейон [18] — первый университет античного мира. В библиотеке и Мусейоне были залы для лекций и для работы, комнаты для обитателей пансиона. В Египте эпохи Птолемеев ученые и поэты находились на содержании у государства, что влекло в Александрию античных интеллектуалов. В библиотеке они работали, отдыхали, читали лекции. Хранителями Александрийской библиотеки были выдающиеся поэты и ученые: Аполлоний Родосский, Эратосфен, Каллимах, Зенодот. По их просьбе закупались книги [19], под их руководством велась огромная работа по переписыванию и систематизации рукописей. В начале II в. до н. э. появился новый, более прочный материал для письма — пергамент [20]. Это привело к созданию нового типа книги (кодекса).

Привлечение рабов в качестве скрибов (переписчиков) удешевило производство книг в эпоху эллинизма. К 47 г. до н. э. Александрийская библиотека насчитывала около 700000 томов [21]. Накопление большого количества книг сделало необходимым составление комментариев к старым текстам, систематизацию и описание всего массива хранящихся в библиотеке рукописей, переводы иноязычных произведений. Появились новые виды литературного труда — критика, текстология, позволившая выявить поддельные рукописи [22] и установить точный текст произведений, переводческая деятельность (перевод на греческий "Септуагинты"), составление словарей, научный комментарий. Так, Каллимах первым составил "Каталог писателей, просиявших во всех областях образованности, и трудов, которые они сочинили" из 20 томов. Труд Каллимаха стал первой энциклопедией греческой литературы, в которую вошли биографии, комментарии, филологический анализ произведений.

Из новых форм эллинистической литературы стоит выделить жанр эпиграммы (не имевшей сатирической направленности, как в римской литературной традиции), а также небольшое произведение Теофраста под названием "Характеры" (323-319 гг. до н. э.). Теофраст, которого Шарль Сент-Бёв называл "ботаником умов" [23], первым обратился к исследованию и описанию социальных и психологических типов современников. Книга Теофраста повлияла на появление в XVII в. жанра "характеров", который можно рассматривать как самостоятельный жанр или как разновидность эссе [24].

Римская цивилизация с ее стремлением к установлению порядка и закона на территории империи внесла свой вклад в развитие коммуникационных технологий античности. Римская культура испытала огромное влияние греческой. На латынь были переведены классические произведения греческой литературы, что способствовало появлению профессии переводчика и созданию в Риме качественной переводческой школы. Если на ранней стадии римской цивилизации занятие интеллектуальным трудом считалось презренным для свободного римлянина, то к концу II в. до н. э. положение дел кардинально изменилось. "За счет рабов и отпущенников, которым господа считали нужным дать образование, росла интеллигенция. Многие представители "рабской интеллигенции" писали сочинения по истории, языкознанию, литературоведению. Но теперь и знатные, и высокопоставленные люди не считали зазорным заниматься умственным трудом. Греческий язык становился не только литературным, но и разговорным. Греческие и латинские книги находили широкий сбыт" [25].

В Риме появилось множество мастерских, где рабы изготовляли книги. "Книжная торговля стала почетным и прибыльным занятием, а книжная лавка — местом сборища просвещенных людей" [26]. В большинстве богатых домов обязательно имелись две библиотеки — одна с произведениями на греческом, другая — на латыни. Римский поэт Марциал с любовью описывал такие атрибуты книжного быта как "книжный ящик" или "еловый футляр" [27] для книг. А вот как выглядел в эпиграмме Марциала пергаментный кодекс с поэмами Гомера: Здесь Илиада с врагом Приамова царства Улиссом В сложенных вместе листках кожаных скрыты лежат [28]. С I в. до н. э. в Риме — подлинный расцвет ораторского искусства. Великий ритор Цицерон прославился не только блестящими судебными и политическими речами, но и теоретическими трудами в этой области. В диалоге "Об ораторе" Цицерон утверждал, что "для нахождения содержания оратору необходимы три вещи: проницательность, затем разумение <...> и, в-третьих, наука" [29]. Цицерон и многие другие ораторы не только произносили, но и широко издавали свои речи. О значимости ораторского искусства говорит принятие (при участии Цицерона) цензорского эдикта [30], направленного на исправление качества преподавания в риторских школах [31].

Особое место в развитии коммуникационных технологий занимают рукописные прообразы газет — "acta diurna", введенные Юлием Цезарем и просуществовавшие более двух столетий. По свидетельству римского историка Светония, Юлий Цезарь "по вступлении в должность <...> приказал составлять и обнародовать ежедневные отчеты о собраниях сената и народа" [32]. Они назывались "acta diurna" или "acta senatus". Их готовили специальные "составители новостей" — "actuarii". "Acta diurna" сообщали о событиях в сенате, в народном собрании, о новостях в провинциях и просуществовали с 59 г. до н. э. до 222 г. н. э. "Acta diurna" тиражировались в скрипториях множеством опытных скрибов под руководством опытного наставника. "Acta diurna" знакомили читателей столицы и провинций с правительственными постановлениями, указами, сообщениями о смерти знаменитых людей, результатами последних гладиаторских боев. Копии "acta diurna" в виде свитков хранились в специальных общественных зданиях, где желающие могли с ними ознакомиться.

Цезарь проявил себя не только в военных и государственных делах. "В красноречии <...> он стяжал не меньшую, если не большую славу, чем лучшие <...> знатоки <...> все без спору признавал его одним из лучших судебных ораторов Рима" [33]. Блестящим образцом военной мемуаристики стали его "Записки о Галльской войне". В них Цезарь (от третьего лица) описал наиболее драматичные эпизоды боевых действий, в которых непосредственно принимал участие. Хотя в книге Цезаря имеются фактические неточности и полемическая заостренность, такой тонкий знаток стиля, как Цицерон, утверждал, что мемуары Цезаря "заслуживают высшей похвалы: в них есть нагая простота и прелесть, свободные от пышного ораторского облачения. Он хотел только подготовить все, что нужно для тех, кто пожелает писать историю, но угодил, пожалуй, лишь глупцам, которым захочется разукрасить его рассказ своими завитушками, разумные же люди после него уже не смеют взяться за перо" [34].

В Риме большое распространение получили жанры стихотворной сатиры (Гораций, Марциал, Ювенал, Персии) и публицистической эпистолографии [35]. В императорском Риме понятие свободы слова было весьма ограниченным. Тацит отмечал, что "если былые поколения видели, что представляет собой ничем не ограниченная свобода, то мы -такое же порабощение, ибо нескончаемые преследования отняли у нас возможность общаться, высказывать свои мысли и слушать других" [36]. Поэтому оживление публицистической деятельности преимущественно приходилось на периоды обострения борьбы за власть.

В эпистолографическом наследии Рима следует выделить "Нравственные письма к Луцилию" Луция Аннея Сенеки. Свободные размышления римского философа на различные темы, облеченные в форму посланий, оказали большое влияние на европейскую литературу. Письма Сенеки связаны с формированием жанра эссе в XVI-XVII вв. Так, Фрэнсис Бэкон, основоположник английского эссе, прямо называет письма Сенеки в качестве образца, на который он ориентировался при создании своих "Эссе" [37].

Рекомендуемая литература

Аверинцев С. С. Риторика и истоки европейской литературной традиции. М., 1996.

Античность в контексте современности. М., 1990. :

Боннар А. Греческая цивилизация: В 3 т. М., 1992. Т. З.

Древние цивилизации / Под ред. Г М. Бонгард-Левина. М., 1989.

Записки Юлия Цезаря и его продолжателей: В 2 т. М., 1991.

Исаева В. И. Античная Греция в зеркале риторики: Исократ. М., 1994.

Кнабе Г. С. Материалы к лекциям по общей теории культуры и культуре античного Рима. М., 1993.

Ораторы Греции. М., 1986.

Сенека Луций Анней. Нравственные письма к Луцилию. Трагедии. М., 1986.

Ученова В. В. У истоков публицистики. М, 1989.

Цицерон. Эстетика: Трактаты. Речи. Письма. М., 1994.

© 2000- NIV