Приглашаем посетить сайт

Лучинский Ю. Очерки истории зарубежной журналистики
Публицистика Средневековья и Ренесанса

Публицистика Средневековья и Ренесанса

Публицистика западноевропейского средневековья чрезвычайно разнообразна как в жанровом, так и в тематическом аспектах. Разнообразие это объясняется большим временным диапазоном самого понятия "средневековье", а также национальным своеобразием различных культурных традиций Западной Европы.

Мир средневековья формировался внутри античной цивилизации в период идеологического противостояния набиравшего силу христианства и античных религиозных культов. Эта борьба определила основную направленность публицистики III-IV вв. Христианская литература вступила в фазу своего становления. Если представители ранней патристики (Юлиан Философ, Аристид, Тертуллиан) были вынуждены защищаться от обвинений христиан в суеверии и заблуждениях, и их произведения "были представлены самым ранним и специфическим жанром христианской литературы — апологией, главным адресатом которой была языческая аудитория" [38], то вскоре христианские авторы изменили тональность и перешли к обличению античной идеологии. Уже в творчестве Тертуллиана (11-111 вв.) апологетика сочеталась с полемикой. Когда эдикт императора Константина (325 г.) отменил преследование христиан, весь пафос полемической христианской литературы (дополненной агиографическими произведениями) был направлен на искоренение ересей внутри христианских общин и на уничтожение языческой культурной традиции.

Последняя попытка античности отстоять свою культурную традицию произошла в середине IV столетия, когда император Юлиан (вошедший в историю под именем Юлиана Отступника) попытался реставрировать античную религию. Полемические произведения самого Юлиана, эпистолография знаменитого ритора Либания [39] — то немногое, что сохранилось из антихристианской публицистики этого периода.

Падение Западной Римской империи привело к "вторичной средневековой неоархаике культа авторитетного имени, периферийной и необязательной для догматического каркаса христианской доктрины, но стимулируемой варваризацией религиозной культуры" [40]. На территории бывшей империи возникли несколько варварских германских королевств, правители которых пытались (как Теодорих Великий) поддерживать римскую образованность, но их усилия оказались тщетными. По мнению Арнольда Тойнби, этот процесс абсолютно закономерен, так как "варварское государство-последователь начинает слепо следовать всему тому, в чем универсальное государство уже потерпело крах. А неизбежные административные неудачи приводят к бурным взрывам недовольства. Политическая система, которая опирается единственно на преданность отряда своему вождю весьма эффективна для военного похода <...> но она совершенно непригодна для управления обществом бывшей цивилизации. Варвары, захватившие цивилизацию, фактически приговорены к нравственному надлому" [41]. Пришли в запустение города, коммуникационные технологии пережили тяжелейший кризис, продлившийся несколько веков.

Период упадка европейской культуры VI-VIII вв. получил название "темных веков". В этот период накал политической и религиозной жизни отразился во многих жанрах средневековой христианской литературы — в проповедях, посланиях, видениях, поучениях, мираклях, обличениях, диалогах, церковных историях и т. д. Во второй половине VI в. выделился такой мастер церковного красноречия, как папа Григорий I Великий. В его "Диалогах" встречаются образцы как морально-дидактической, так и политической публицистики.

Спецификой средневековой публицистики являлась постоянная апелляция к Авторитету — к Священному Писанию, трудам отцов церкви или сочинениям Аристотеля. Совсем недавно известный французский философ и культуролог Жак Деррида обнаружил в Оксфорде одну любопытную миниатюру (проливающую свет на особенности мышления средневекового литератора). На обложке гадательной книги XIII в. были изображены Платон и Сократ. "Странным в этой миниатюре кажется не то, что философы облачены в средневековые одежды и помещены в средневековый интерьер, а то, что "Сократ пишет под диктовку Платона", хотя известно, что исторический Сократ не написал за свою жизнь ни строчки, а Платон (известно, что он-то и писал о Сократе), стоя у него за спиной что-то указует. Странно, однако, до той поры, пока мы не вспомним определение медитативной диалектики, данное Р. Томасом. На миниатюре изображен пишущим тот, кто реально "пишет", то есть вдохновляет тебя на письмо или речь. Это собственно и есть воплощение слова" [42]. У средневекового публициста всегда за спиной находился авторитет, направлявший руку пишущего, а потому текст создавался как бы от лица иного, более компетентного источника.

Круг новых идей в области коммуникационных технологий в средние века был крайне скуден. Из нововведений стоит отметить появление бумаги в XII в. (это новшество проникло из Китая, где бумага была известна уже с I в. н. э.), но широкое распространение бумаги в Европе началось только в XIV-XV вв. Техника изготовления книги почти не претерпела изменений с V в. Производство средневековой книги было сосредоточено в основном в монастырях. В монастырских скрипториях к XII в. установилось строгое разделение труда: скриб (переписчик) писал текст, рубрикатор — заголовки и красные строки, а иллюминатор выполнял рисунки и инициалы. Лучшие образцы такого рода монастырской продукции относятся к XIII-XIV вв. Рукописная книга этого времени изготовлялась из пергамента, помещалась в дорогой переплет, украшалась согласно вкусу заказчика, что делало средневековый кодекс чрезвычайно дорогостоящей вещью. Сам акт изготовления книги в монастырском скриптории носил во многом сакральный характер. Сохранилась молитва переписчика книг XII в. В ней говорилось: "Ты пишешь пером памяти по пергаменту чистого сознания, выскобленного ножом священного трепета, разглаженного пемзой божественных желаний и выбеленного мелом святых помыслов. Тобой правит воля Господа. Отточенное стило есть любовь Бога и братии. Цветные чернила есть божественная милость. Изготовленная рукопись есть жизнь Христа" [43].

Приблизительно в XIII в. изготовление книжной продукции вышло за пределы монастырей — профессиональные переписчики появились в городах, где возник устойчивый спрос на изготовление книг. Изменилось отношение к производству книги, которая из сакрального предмета превратилась в хорошо продаваемый товар. Количество создаваемых рукописных книг возросло, но их качество резко упало. Занялись перепиской книг и студенты, появившиеся в средневековой Европе в изрядном количестве и составившие постоянно мигрирующий слой интеллектуалов.

Начиная с IX в. наблюдается постепенное смещение направленности средневековой публицистики в сторону чисто политических проблем. Так, известный французский публицист Пьер Дюбуа состоял на королевской службе, защищая политику Филиппа Красивого от претензий со стороны папы Бонифация VIII. В памфлетах Дюбуа (основная часть которых появилась между 1300 и 1307 гг.) много интересных мыслей о лишении папы светской власти, об отделении государства и общества от церкви, о федерации европейских государств под эгидой французского короля, об уничтожении войн и о посредничестве в разрешении международных споров. Дюбуа требовал реформы права, выдвигал идею всеобщего просвещения, даже женского. Избранный в генеральные штаты, Пьер Дюбуа поддержал короля в борьбе с тамплиерами и призвал Филиппа принять императорский титул. Дюбуа предстает в своих памфлетах как весьма оригинальный идеолог, убежденный в действенной силе своих концепций.

Английская публицистика XV в. выдвинула такую яркую фигуру, как Джон Фортескью, политические памфлеты которого оказались в самом центре династической борьбы за корону. Писал Фортескью, как и большинство британских литераторов его времени, на латыни и на английском. Многие его памфлеты построены на противопоставлении идеи абсолютной и ограниченной королевской власти, причем английскому варианту ограниченной монархии отдавалось предпочтение по сравнению с абсолютистским правлением во Франции.

В эпоху Возрождения начало меняться общественное положение литератора [44], произошло ускорение информационных процессов. Помимо памфлетов, депеш и различных образцов эпистолографии, циркулировавших в политической и интеллектуальной среде того времени, появился такой политический жанр, как "реляции", т. е. сообщения о каких-либо военных или дипломатических событиях, носящий преимущественно документальный характер. Расцвет этого жанра в Италии пришелся на рубеж XV-XVI вв. "Во времена милано-венецианской войны (1451-1452) между Франческо Сфорца и Якопо

Пиччинино за главным штабом последнего следовал писатель Порчеллио с поручением от короля Альфонсо Неаполитанского сообщать ему весь ход военных действий. Его реляции написаны не очень правильной, но беглой латынью, в духе тогдашней гуманистической напыщенности, в целом же по образцу Юлия Цезаря: с вставными речами, предзнаменованиями и пр." [45].

В ренессансной публицистике выделилась сатира, примером которой может служить "дурацкая литература", представленная в немецкой литературной традиции именами Себастьяна Бранта и Томаса Мурнера. В карнавальной традиции сатирическому осмеянию подвергались различные аспекты общественной, политической, социальной и частной жизни. Высшее свое воплощение "дурацкая литература" получила в творчестве Эразма Роттердамского "Похвальное слово глупости" (1509), в котором великий нидерландский гуманист от имении Мории (глупости) подверг тотальной критике практически все стороны современного ему общества.

Комплекс новых идей, предложенный Ренессансом, был отражен в мощном потоке публицистических трактатов. Здесь и филологические трактаты Лоренцо Баллы, содержавшие критику переводов Нового Завета, и политические труды Никколо Макиавелли, хладнокровно отделившего политику земную от политики божественной и создавшего прагматические принципы (получившие название "макиавеллизм") государственного управления ("Государь", 1513).

В первой половине XVI в. ведущим публицистом Европы стал Пьетро Аретино, прозванный "бичом королей". Укрывшись от преследования папских властей в Венеции, Аретино в многочисленных памфлетах, письмах, посланиях, пародиях "держал всю знать Италии как бы в осаде; сюда же присылались ему подарки чужеземных князей, которые пользовались его пером или боялись его <...> Аретино весь свой расчет строил на неограниченной и абсолютной публичности; в определенном отношении он — праотец журналистики. Периодически он собирал свои письма и статьи, до этого долго ходившие по рукам, и печатал их сборниками" [46].

Рекомендуемая литература

Аверинцев С. С. Риторика и истоки европейской литературной традиции. М., 1996.

Буркхарт Я. Культура Италии в эпоху Возрождения. М., 1996.

Ле Гофф Ж. Цивилизация средневекового Запада. М., 1992.

Макиавелли Н. Избранные сочинения. М., 1982.

Неретина С. С. Слово и текст в средневековой культуре. История. Миф. Время. Загадка. М., 1994.

Ранович А. Б. Первоисточники по истории раннего христианства. Античные критики христианства. М., 1990.

Ученова В. В. У истоков публицистики. М, 1989.

Эразм Роттердамский. Похвала глупости. М., 1960.

© 2000- NIV