Приглашаем посетить сайт

Соколов В.Д. Вечные сюжеты
Г. Джеймс. "Дэйзи Миллер"

Г. ДЖЕЙМС. "ДЭЙЗИ МИЛЛЕР"

Сюжет этой довольно объемной повести можно изложить весьма кратко. Американский респектабельный турист (конец XIX в) влюбился в Италии в свою соотечественницу, девушку простую и жизнерадостную. Девушка же эта флиртовала направо и налево, что вызвало неудовольствие сложившегося кружка ее соотечественников. Сам молодой человек тоже весьма отчужденно воспринял ее поведение. Вскоре девушка подхватила малярию, вещь тогда увы! вполне ходячую, особенно в Риме, и умерла, но перед смертью просила передать этому респектабельному ухажеру, что она все равно девушка (в прямом смысле слова).

Новелла впервые появилась в 1878 г (точнее, в 1879, в 1878 рассказ вышел пиратским образом сразу в двух американских журналах: "Littell's Living Age" и "Home Journal") сразу по обе стороны Атлантического океана, с одинаковым успехом и там и там, что было удивительно, ибо предыдущие рассказы писателя, написанные в том же ключе и роман "Наследница Вашингтон-сквера" прошли при полном равнодушии публики. По всей видимости, здесь сыграл роль один из тех кардинальных переворотов в общественном сознании, которые удивительным образом совершаются в считанные годы и даже месяцы, почти как революции.

Действительно, почти одновременно с "Дэйзи Миллер", настолько одновременно, что говорит о каком-то даже минимальном взаимовлиянии не приходится, появились "Эгоист" Мередита, "Пьер и Жан" Мопассана, рассказы Гюисманса и Бурже, где весь интерес сосредоточен не на действии ("экш", по современном жаргону), а на долгом и скрупулезном психологическом разматывании нюансов и полунюансов самых заурядных событий. И подобно произведению Джеймса они сразу же вызвали читательский ажиотаж. Психологизм в момент ока стал доминирующей чертой и литературного произведения, и человеческого восприятия.

Почти так же единодушно встретила похвалами рассказ Джеймса критика. Правда, американцы было вздрогнули по поводу "оскорбительного описания американских девчонок", но хор похвал из Англии быстро заставил критиканов умолкнуть: тогда американцы, особенно в вопросах культуры, еще заглядывали в рот европейцам. Похвалы-то, конечно, сыпались, но были они на удивление даже не единодушны, а одинаковы: отмечали хорошее изображение американского характера: будто в праздношатающихся по Европе американских туристах можно было разглядеть хоть какой-то характер, и будто он кого-нибудь всерьез интересовал. Говорили о прекрасном стиле, что самого Джеймса немало раздражало: ему, словно, напоминали, вот ведь американец, а как шпарит по-английски.

За более чем 100 лет ничего не изменилось. По-прежнему, рассказ один из популярнейших: он включается во все хрестоматии американской литературы, по-прежнему, критика и литературная наука к нему благосклонны. Разве что немного изменилась фокусировка оценок: первые критики больше налегали на образ свежей американской девчонки, так противоположной чопорным, зашнурованным и физически и морально европейским благовоспитанным девицам на выданье и даже что-то там бальбутировали насчет конфликта между Старым и Новым светом ("Что европейский человек едва понимает, это то что американская девчонка невинна по определению, в мистическом смысле невинна; и что ее невинность ни от чего не зависит, что бы она ни говорили и или ни делала" (Л. Фидлер – американский литературовед). Потом больше стали анализировать характер центрального персонажа – Винтерборна, от лица и через восприятие которого все происходит. Теперь же признано, что персонажи весьма и весьма невзрачны, а главное здесь - мастерство психологических деталей и в целом рисунка рассказа.

Насколько сложен рассказ для интерпретации, показывают такие факты. В Англии рассказ был опубликован в Cornhill magazine – иллюстрированном ежемесячнике, и знаменитый английский иллюстратор Джордж дю Морьер так и не смог создать сколько-нибудь внятной иллюстрации: так расплывчаты и неясны образы повести. В 1882 год писатель адаптировал "Дэйзи Миллер" для сцены, где ради успеха у публики приделал истории счастливый конец. Театральные антрепренеры встретили инсценировку с весьма кислой миной. ("Они вели себя как комбинация ослов и змей" - из дневника писателя). Все же пьесу он пробил, но несмотря на то, что она примеривалась по его же собственным указаниям, провал был бы полным, ибо сам автор вынужден был отказаться от ее сценического воплощения. "Пьеса слишком литературна," – писала "Нью-Йорк Таймс" в рецензии на ее публикацию в 1883. Так что вопрос, кто же был ослом, остается открытым.

Сюжет был очень важен для писателя: он несколько раз дорабатывал рассказ, постоянно обращался к нему в своих письмах и дневниках, а в 1909 году передал кардинально, настолько углубив психологическую составляющую, что кроме как в академических изданиях на любителя – эта новая версия почти не печатается.

Нечего и говорить, что адаптировать "Дэйзи" так и не удалось, хотя было сделано около 11 (около, то есть получивших известность) инсценировок для радио, телевидения. Все они не пережили одного сезона, и были замечены лишь профессиональной критикой.

Так же не снискала успеха экранизация фильма в 1974 неким П. Богдановичем, хотя критика в один голос восторгалась костюмной частью постановки. "Фильм – прекрасная экранизация Джеймса, но без богдановичевского напора, и джеймсовкой иронии" (Олд Лондон Таймс). Однако развернувшаяся вокруг фильма острая полемика стала значительным культурным явлением, ибо на кон были поставлены такие кардинальные проблемы отношений мужчины и женщины, вставшие новым ребром в наше время, как женская невинность и самостоятельность, мужской эгоизм и бескорыстие, любовь – это чувство или условность и т. д.

Кстати, если кто-то дает однозначный перевес первой составляющей дилеммы, то совершенно не понимает остроты проблемы и сути человеческих отношений. Один из читателей на форуме джеймсовского сайта так и заметил: Дэйзи вела себя не считаясь с принятыми в обществе нормами поведения, она и получила по заслугам. Действительно, кому приятно, когда откровенные в своих чувствах молодые люди целуются прямо на улице на глазах у всех?

Рассказ, столь неуловимый для критики и интерпретаций, продолжает волновать читателя и с переносом в аудиоформат долго еще будет это делать.

© 2000- NIV