Приглашаем посетить сайт

Театральная культура Западной Европы.
9. 1 Английский театр

9. 1 Английский театр

Английский театр XVIII в. не только положил начало драматургии Просвещения, но и сам внес в нее немалый вклад. Однако успеха трагедии он не принес. Ее место занял новый драматический жанр – мещанская драма, или, как ее называли, буржуазная трагедия. Именно в Англии появились первые ее образцы, воспринятые театрами Франции, Германии, Италии. Большое развитие получила и комедия, форма и содержание которой коренным образом преобразовались со времен Возрождения.

Переход от театра Возрождения к театру Просвещения был долгим, неспокойным, болезненным. В конце 30-х – начале 40-х годов XVII в. театр Возрождения угасал, и все же ему не суждено было умереть своей смертью.

Завершающий удар английскому театру нанесла пуританская революция.

Давняя пуританская традиция «строгой жизни» удивительно соответствовала духу нового времени. Англия, совсем недавно такая яркая, красочная, полная жизни, сделалась богомольной, благочестивой, одетой, словно в униформу, в однообразное темное платье.

Для театра здесь не было места. Театры были закрыты, потом сожжены.

Драматургия. Перелом в развитии английского театра от Возрождения к Просвещению совершился в период, предшествовавший так называемой «славной революции» 1688–1689 гг., и непосредственно после нее.

Стюарты, вернувшись к власти, восстановили театр. Он заметно отличался от театра предшествующей эпохи.

Театр Реставрации тяготел к классицизму. Ранние драматурги этого периода учились у Бена Джонсона, более поздние – у Мольера. Вместо площадных форм шекспировского театра появилась сцена-коробка. Она требовала более строгой композиции пьесы и большей бытовой достоверности.

Изменилась не только эстетическая, но и этическая природа театра. Театр отражал новое состояние нравов. Герою не разрешалось только одно – хоть чем-нибудь походить на ненавистного пуританина, все остальное было ему позволено. В корыстной борьбе интересов – любовных и денежных – правым оказывался тот, кто выиграл неважно какими средствами.

Зачинателем предпросветительской комедии был Вильям Конгрив (1670–1729). Уже первая комедия Конгрива «Старый холостяк» (1692) поставила его в число известнейших английских писателей.

Еще ближе к Просвещению Джордж Фаркер (1678 – 1707). Начав писать в русле комедии Реставрации, он вскоре создает пьесу «Близнецы-соперники» (1702), предвосхищающую сентиментально-нравоучительную комедию.

После Фаркера развитие комедии нравов приостановилось. В ближайшие годы ее все больше начинает теснить комедия нового направления – сентиментально- нравоучительного. Эта комедия чуралась острых конфликтов и ярких комедийных ситуаций. Ее целью было не высмеивать, а поучать, демонстрируя зрителям добрые примеры. Начатая известным журналистом Ричардом Стилем (1672–1729), который в 1701–1722 гг. написал четыре пьесы с подчеркнуто нравоучительной тенденцией, эта комедия надолго завладела английской сценой.

К началу 30-х годов появился еще один новый жанр, необходимость в котором ощущалась уже вскоре после революции 1688 г. Это была буржуазная трагедия, или, как ее называют иначе, мещанская драма. В значительной степени она была подготовлена сентиментальной комедией. С появлением нового жанра нравоучительная комедия теряет прежнее значение, хотя достаточно долго еще остается на сцене.

Появление мещанской драмы было сильнейшим ударом, нанесенным сословной (классицистской) эстетике жанров. Простой человек завоевывал трагическую сцену. Более того, он объявлял себя единственным ее обладателем. «Напыщенные речи великих королей вызывают в нас мало жалости... Горестям, слишком отдаленным от нашей обыденной жизни, мы удивляемся, но не плачем над ними», – говорилось в предисловии к одной из буржуазных трагедий.

Утвердиться на сцене буржуазной трагедии помог огромный успex пьесы Джорджа Лилло (1693–1739) «Лондонский купец, или История Джорджа Барнвела» (1731).

В XVIII в. в английском театре начинается расцвет малых жанров. Огромную популярность завоевывают пантомима, балладная опера и репетиция. Два последних жанра выражали наиболее критическое отношение к существующим порядкам.

Балладная опера была пародийным жанром, песенки исполнялись обычно на самые неподходящие мотивы – веселые слова пелись грустно, грустные – весело, поведение героев подчинялось как бы двойной логике: они могли, скажем, изображать разбойников, но зрители очень скоро догадывались, что перед ними разбойники совсем особого рода – политические деятели.

Расцвет балладной оперы, да и вообще критического направления, связанного с малыми жанрами, начался с постановки в 1728 г. «Оперы нищего» Джона Гея (1685–1732). Спектакль имел огромный успех. Песенки из оперы Гея вывешивали в витринах магазинов, писали на веерах, распевали на улицах.

Впоследствии пьеса Гея была переработана в XX в. Бертольдом Брехтом под названием Трехгрошовая опера».

Начиная с 60-x годов критические тенденции все больше проникают в область правильной комедии. Сентиментальной комедии с этих пор противостоит веселая комедия.

Школа веселой комедии подготовила приход крупнейшего английского драматурга XVIII в. Ричарда Бринсли Шеридана (1751–1816). Двадцати четырех лет от роду он поставил свою первую комедию «Соперники» (1775), за которой последовало еще несколько пьес, в том числе «Дуэнья» (1775).

В 1777 г. появилась и «Школа злословия», через два года после нее – последняя комедия Шеридана – «репетиция» «Критик» (1779). Все творчество Шеридана-комедиографа уместилось в неполные пять лет. Лишь двадцать лет спустя Шеридан вернулся к драматургии – написал трагедию «Писарро» (1799).

Все комедии Шеридана имели успех, причем часто успех шумный и продолжительный. Но одна его комедия выделяется даже на фоне блестящей драматургии 60–70-х годов, в том числе его собственной. Это – «Школа злословия».

Ни в одной из комедий Шеридана не было той меры сатиричности, как в «Школе злословия». Лицемерие было одним из главных нравственных пороков английского общества, и реалисты-просветители давно уже стремились нарисовать образ английского Тартюфа. Шеридану это удалось. Джозеф Серфес, один из центральных персонажей этой комедии, сразу после появления «Школы злословия» стал для англичан олицетворением лицемерия.

«Школа злословия» подвела итог истории английской комедии начиная с конца XVII в. Ее образы и композиция традиционны и вместе с тем совершенно оригинальны. Масштаб творчества Шеридана крупнее, психология его персонажей тоньше и сложнее, чем у любого из предшественников. Именно в его творчестве осуществляется окончательный переход от комедии положений к комедии характеров, причем разработка характеров не замедляет развития действия, а делает его интереснее.

Значение «Школы злословия» далеко выходит за пределы английского театра. Пьеса эта – один из лучших образцов просветительского реализма в целом, она сыграла большую роль в истории мировой комедиографии.

© 2000- NIV