Приглашаем посетить сайт

Театральная культура Западной Европы.
3. 9 Эсхил

3. 9 Эсхил

Первый великий греческий трагик, получивший мировое признание, – Эсхил жил в Греции в первой половине V в. до н. э., в ту эпоху, которая и самими греками и всей последующей культурой всегда расценивалась как эпоха величайшего подъема – общественного, политического, идеологического и художественного. Греция, прошедшая через разложение общинно-родового строя, создавала вместо родовых авторитетов государство, а именно сначала аристократическую, а потом демократическую республику. Первая половина V в. – это эпоха греко-персидских войн, в которых новая Греция побеждала старый деспотический Восток. Победы при Марафоне (490), у Саламина (480) и при Платее (479) навсегда остались в памяти греков как символ их небывалого патриотического подъема и нерушимого единства всего греческого народа в борьбе за свою независимость. В атмосфере этого общего подъема и действовал Эсхил, сообщивший греческой трагедии великолепие и грандиозный стиль.

К сожалению, сведения эти весьма незначительные. Родился он в 525 г., в Элевсине, в аристократической семье. В качестве воина он участвовал во всех главнейших боях греко-персидских войн. Об его участии в государственной или политической жизни ничего не известно. Около 472 г. Эсхил был вынужден уехать в Сицилию, где он жил при дворе Гиерона. В качестве причины этого изгнания источники выставляют либо его неудачу в поэтическом состязании с молодым Софоклом, либо разглашение тайн Элевсинских мистерий. Умер Эсхил после своего вторичного приезда в Сицилию в Геле в 456 г.

Эсхил написал 70 трагедии и 20 сатировских драм. До нас доило только 7 трагедий и более 400 фрагментов. По одним сведениям, Эсхил одержал своими трагедиями 13 побед, по другим же – 28.

Аристотель сообщает, что Эсхил ввел второго актера. Это значит, что трагедия до Эсхила, происходя из хоровой лирики, вначале просто являлась вводить и хоровым произведением, при котором был единственный самостоятельный актер, игравший самую незначительную роль собеседника с хором. Введение второго актера, несомненно, сокращало партии хора и расширяло диалог, давая возможность вводить гораздо большее число действующих лиц, поскольку два актера могли сразу играть несколько ролей. Наиболее архаическая трагедия Эсхила «Умоляющие» отводит на хор три пятых всех своих стихотворных строк, в последующих же трагедиях хоровые партии тоже занимают не меньше половины всего текста (за исключением «Скованного Прометея», где хоровые строки занимают приблизительно одну восьмую часть трагедии). Эсхилу приписывается введение роскошных костюмов для актеров, масок, котурнов и разнообразной сценической обстановки. Такие места в трагедиях, как появление теней умерших, или низвержение целых скал в подземный мир, или прибытие богов по воздуху, требовали разного рода технических приспособлений, которых до Эсхила не было. Кроме того, Эсхил вводил в свои трагедии широко танцы и сам сочинял для них разнообразные фигуры.

Наконец, необходимо отметить, что Эсхил писал связные трилогии, посвященные либо одному сюжету, либо разным сюжетам так или иначе между собой связанных. Завершалась каждая такая трилогия еще так называемой сатировской драмой, т. е. драмой с участием сатиров, трактовавшей какой-нибудь миф в очень весёлой форме.

Трилогический принцип, несомненно, тоже есть нововведение Эсхила, что вполне соответствовало грандиозному стилю трагедий.

Переворот, произведенный Эсхилом в театральном искусстве, смысловая глубина его произведений и их художественное совершенство создали ему славу образцового трагического поэта. Только за его произведениями в V и в IV вв. до н. э. признавалось право на повторные постановки. Однако в эллинистическую эпоху торжественный язык его произведений казался уже трудным для понимания, и современники этой эпохи охотнее обращались к Софоклу и Еврипиду. Эсхил оказал свое влияние и на римскую драматургию: ряд римских трагиков занимались переделкой его пьес.

Многих поэтов и драматургов нового времени привлекали образы трагедий Эсхила. Следует отметить страстную любовь Г. Флобера к эсхиловскому «Агамемнону». Интерес Р. Вагнера к трагедиям Эсхила существенно повлиял на стиль музыкальных драм немецкого композитора.

© 2000- NIV