Приглашаем посетить сайт

Театральная культура Западной Европы.
7. 1 Корнель

7. 1. Корнель

Пьер Корнель (1606–1684) был создателем нового типа героической трагедии, наиболее полно выразившей гуманистические идеалы века и воплотившей эстетические нормы высокого жанра классицистской драматургии. Трагедия Корнеля «Сид», написанная в 1636 г., ознаменовала собой важнейшую веху в истории французского театра – жанр классицистской трагедии был найден. Классицизм в области драматургии и театра отныне становится главенствующим стилевым направлением, которое подчинит своему влиянию театр последующего XVIII в. и будет воздействовать на развитие драматического и сценического творчества других стран Европы.

Корнель родился в Руане в чиновничьей семье и получил юридическое образование, но адвокатской практикой почти не занимался. С молодых лет увлекаясь поэзией, он написал в 1629 г. лирическую комедию в стихах «Мелита», которая понравилась гастролировавшему в Руане прославленному актеру Мондори и была поставлена им в Париже на сцене театра Маре. С этого знаменательного для молодого литератора события и начинается его драматургическая деятельность.

Переехав в Париж, Корнель пишет одну за другой комедии и трагикомедии, вводя в свои произведения живые картины быта и моменты подлинного драматизма. Им заинтересовывается сам кардинал Ришелье и предлагает примкнуть к группе литераторов, помогавших кардиналу осуществлять его литературные замыслы. Несговорчивость Корнеля становится причиной его разрыва с кардиналом и возвращения в Руан.

Здесь и была написана трагедия «Сид», имевшая истоком пьесу испанского драматурга Гильена де Кастро «Юные годы Сида». Корнель вернулся в Париж и передал пьесу для постановки своему другу Мондори.

В зимний сезон 1636/37 г. в театре Маре была сыграна премьера – «Сид» Корнеля.

Спектакль имел феноменальный успех. Мондори в роли Родриго и артистка де Вилье в роли Химены потрясли зрительный зал. Каждая сцена сопровождалась бурными аплодисментами. В театре Маре собирался весь цвет общества. Мондори писал своему другу писателю Гезу де Бальзаку: «Скопление народа у дверей нашего театра было так велико, а помещение его оказалось столь маленьким, что закоулки сцены, обычно служившие как бы нишами для пажей, показались почетными местами для «синих лент», и вся сцена была разукрашена крестами кавалеров ордена».

По указанию Ришелье, трагедия «Сид» рассматривалась французской Академией. После шестимесячного обсуждения было опубликовано «Мнение Академии». Ссылаясь на «природу и истину», воплощенные в классических правилах, академики заявили, что все эти законы единств Корнелем были нарушены: действие «Сида» захватывало не двадцать четыре, а тридцать шесть часов; протекало оно не в одном определенном месте, а на всей территории города; в единую линию событий вклинивалась эпизодическая тема любви инфанты; стих нарушался и не всегда соответствовал нормам классической традиции; завязка трагедии (пощечина) была недостойна высокого жанра трагедии; события оказались нагроможденными одно на другое; характер Химены был не выдержан (добродетельная девушка, отказавшись во имя страсти от дочерней мести, становится развратницей, а автор не наказывает, а восхваляет свою порочную героиню). Одним словом, академики, исходя из формулы «лучше разработать сюжет вымышленный, но разумный, чем правдивый, но не отвечающий требованиям разума», удовлетворили желание Ришелье и разъяснили просвещенной Европе, что. «Сид» не шедевр, а всего лишь более или менее предосудительная пьеса некоего господина Корнеля.

Но недовольство кардинала «Сид» вызвал не только отклонением от классических канонов. Ришелье имел основание осуждать Корнеля и по политическим мотивам, ибо поэт во время войны с Испанией вывел на сцене в героическом плане испанское рыцарство и тем самым невольно оказал услугу испанофильской, враждебной кардиналу, партии королевы-матери.

Корнель дольше оставаться в Париже не мог, и он удалился в свой родной Руан. Здесь в 1640 г. им была создана трагедия «Гораций».

Трагедия «Гораций», сюжетом которой послужил эпизод, взятый у Тита Ливия, была написана с соблюдением всех классицистских правил, а ее идея носила ярко выраженный патриотический характер.

Войну между Римом и Альбой должен был решить поединок, между тремя братьями Горациями – лучшими гражданами Рима – и тремя братьями Куриациями – лучшими гражданами Альбы. Драматизм столкновения усиливался тем обстоятельством, что братья Горации и Куриации были связаны узами дружбы и родства: супругой одного из Горациев была сестра Куриациев Сабина, а невестой одного из Куриациев – сестра Горациев Камилла. В ходе боя первыми пали двое Горациев, а затем третий брат Гораций в патриотическом порыве сразил трех братьев Куриациев и тем самым принес победу родному Риму.

Патриотические идеи имели реальное основание: абсолютистская власть в борьбе за укрепление отечества требовала от всех граждан самоотверженного служения общему делу.

В «Горации» политика, пронизанная духом высокой гражданственности, становится критерием нравственности: каждый поступок оценивается не сам по себе, а применительно к общей государственной цели. Когда старику Горацию сообщают, что сын его, испугавшись врагов, спасся бегством, он с гневом клянется умертвить собственное детище. А когда юный Гораций убивает свою сестру Камиллу, якобы позорящую доблесть Рима, отец оправдывает поступок сына, так как видит в этом справедливое возмездие за моральную измену родине.

В трагедии идея гражданского долга преобладает над всеми остальными соображениями и подчиняет себе полностью человеческие страсти. Торжество общего блага возможно лишь тогда, когда человек жертвует своим личным счастьем. Морально возвышая личность, гражданственность в то же время угнетает ее. Корнель уже замечает, что гуманистическая гармония между общим и личным благом невозможна. Людям приходится или превращаться в рабов государства и умерщвлять в себе все человеческие порывы, или отдаваться своим личным страстям и совершенно пренебрегать общественным долгом.

Гражданские идеалы в трагедии Корнеля принимали рыцарственный облик, а патриотическая самоотверженность – форму верноподданнического служения монарху.

Мужественный тон и гражданская направленность драматургии Корнеля определялись героическим характером эпохи, решившей грандиозную задачу усмирения феодальной вольницы создания национального государства.

Герои Корнеля всегда были воинами или властителями, от их страстей и воли зависели судьбы народа, и поэтому конфликты, хотя и взятые в семейном плане, перерастали в общественные трагедии. Следуя старинному афоризму «власть обнаруживает человека», Корнель полагал, что раскрыть человеческую природу легче всего на людях, управляющих жизнью, а не покорно подчиненных ей. В этом отношении правители, несмотря на свою полную отчужденность от обыденной жизни, шли наиболее яркими выразителями общих судеб людей, так как в борьбе их воли и страстей отражался конфликт между гражданскими и эгоистическими тенденциями реальной действительности.

Трагедии «Сид», «Гораций», последовавшие за ними «Цинна», «Полиевкт», «Помпей» и комедия «Лжец» упрочили славу поэта. Театр Маре, в котором ставились произведения Корнеля, приобрел большую популярность.

В первый же год перехода в Бургундский отель Корнель написал трагедию «Родогуна» (1644). Поэт резко порицал свою героиню. – царицу Клеопатру, подчинившую государственную власть личным интересам. Клеопатра упивается властолюбием, но в то же время трепещет, боясь, что у неё отнимут незаконно захваченные ею права.

Трагедии Корнеля становились более статичными. Они одновременно теряли свою драматическую страстность и превращались в моральные трактаты в стихах. «Теодора» (1645), «Гераклий» (1646) шли по нисходящей линии, которая привела Корнеля к злополучной трагедии «Пертарит», явно провалившейся в 1652 г., а великолепный «Никомед» (1651) не был оценен по достоинству.

Корнель в третий раз уехал в Руан. В самовольном изгнании поэт молчал семь лет и лишь в 1659 г. написал «Эдипа». В трагедии было слишком много риторики и политических рассуждений.

Старик Корнель тщетно пытался удержать за собой былое место в театральной жизни, но принципы его уже обветшали, а усвоить новые он не хотел и не мог. Великим поэтом овладело чувство растерянности.

Первенство переходило к молодому Расину.

В последние годы Корнель перелагал церковные гимны на стихи. О нем все забыли, великий поэт доживал свои дни в одиночестве и нищете. Буало с трудом выхлопотал у короля деньги для больного старика, но, когда сумма была выдана, Корнеля уже не было в живых.

На заседании Академии, членом которой автор «Сида» состоял с 1646 г., вдохновенную речь о Корнеле произнес Жан Расин.

© 2000- NIV