Приглашаем посетить сайт

Театральная культура Западной Европы.
7. 3 Мольер

7. 3 Мольер

В истории театра роль великого реформатора комедии закреплена за Мольером, придавшим этому жанру глубокое общественное содержание, боевую сатирическую направленность и сохранившим его яркую театральную форму.

Исходя из фарсовых традиций французского народного театра и опыта итальянских комедиантов-импровизаторов, Мольер использовал достижения литературной классицистской комедии и, вдохновленный передовыми идеями гуманизма, создал жанр высокой комедии и тем самым синтезировал прогрессивные черты предшествующей комедиографии и открыл пути для последующего развития западноевропейской драматургии.

Жан Батист Поклен (1622–1673) – такова настоящая фамилия Мольера – родился в семье королевского обойщика и мебельщика Ж. Поклена, который, пользуясь своими связями, поместил сына в привилегированное учебное заведе- ние – Клермонский коллеж. Юный Поклен получил широкое по тем временам образование, проявив особую склонность к античной литературе и философии. Увлечение театром, возникшее с детских лет, достигло такой степени, что после окончания коллежа (1639) юноша решил посвятить себя театру. В 1643 г.. приняв псевдоним Мольер, он организовал вместе с другими молодыми любителями сцены и несколькими профессиональными актерами «Блистательный театр»..

В городах Франции актеры выступали перед демократической аудиторией, под влиянием которой Мольер начал сочинять небольшие веселые комедии в духе народного фарса и традиций комедий дель арте. Сюжеты первых литературных произведений Мольера – «Шалый» (1655), «Любовная досада» (1656) – основывались на итальянских пьесах, существенно переработанных Мольером.

После выступления в Лувре перед Людовиком XIV и его двором (1658) труппа Мольера была признана достойной стать третьим парижским театром. Получив наименование «Труппа брата короля», актеры стали выступать в зале дворца Пти-Бурбон, а с 1661 г. в помещении театра Пале-Рояль.

В Париже Мольер сблизился с вольнодумцами, сторонниками философа-материалиста П. Гассенди принимавшими деятельное участие в политической борьбе и выступавшими с критикой дворянского прециозного искусства. Философия материалиста Гассенди оказала значительное влияние на творчество Мольера. Уже первая комедия, написанная Мольером в Париже, – «Смешные жеманницы» (1659) – нанесла удар салонной придворно-аристократической культуре. Выражая народный здравый смысл и пользуясь приемами фарса, Мольер высмеивал пустоту аристократов, их надуманный идеал «благородного героя», искусственную речь, вычурные манеры.

Придерживаясь традиций народного театра, Мольер сочинил одноактную комедию «Сганарель, или Мнимый рогоносец» (1660). Через фарсовую маску Сганареля уже проступают черты парижского буржуа, а острокомические ситуации, в которые то и дело попадает главный персонаж, для него самого имеют драматический оттенок.

После успеха своих шутливых пьес Мольер приступил к более глубокому изображению современной жизни. Комедия «Школа мужей» (1661) была посвящена критике эгоистической морали и семейного деспотизма.

Определяя своеобразие комедий Мольера, А. С. Пушкин писал: «Высокая комедия не основана единственно на смехе, но на развитии характеров». Пушкин добавлял, что такая комедия близко подходит к трагедии.

Первенцем нового жанра была «Школа жен» (1662). В новой комедии Мольер доказывал, что «тиранство и строгий надзор приносят несравненно меньше пользы, чем доверие и свобода» (Лессинг).

Высоко оценивая «Школу жен», Белинский писал: «Цель комедии самая человеческая – доказать, что сердца женщины нельзя привязать к себе тиранством и что любовь – лучший учитель женщин. Какое благородное влияние должны были иметь на общество такие комедии, если их писал такой человек, как Мольер!»

Благотворное влияние комедии было бесспорно, но если «Школе жен» горячо аплодировали широкие круги зрителей, то в привилегированных слоях общества, среди «ценителей» и «жрецов» высокого искусства она вызвала взрыв негодования. В литературных салонах, аристократических собраниях, среди почтенных отцов города и духовенства, в Бургундском отеле – везде и всюду порицали Мольера, называли его развратителем нравов и человеком дурного вкуса.

В ряду великих комедий Мольера первой был «Тартюф», написанный в 1664 г., но показанный только через пять лет борьбы – в 1669 г.

В. Г. Белинский писал, что Мольер в «Тартюфе» смог «страшно поразить, перед лицом лицемерного общества, ядовитую гидру ханжества...».

Пятилетняя борьба за комедию была необычайно трудна именно потому, что, как скажет Мольер, «оригиналы запретили копию».

«Тартюф» еще не был разрешен, а Мольер сочинил новую безбожную комедию – «Дон Жуан, или Каменный гость» (1665).

В образе Дон Жуана Мольер клеймил ненавистный ему тип распутного и циничного аристократа, человека, не только безнаказанно совершающего свои злодеяния, но и бравирующего тем, что он в силу знатности своего происхождения имеет право не считаться с законами морали, обязательными только для людей простого звания.

«Тартюф» был запрещен, но страстное желание обличить лицемерие жгло сердце поэта. Он не мог сдерживать свой гнев против иезуитов и ханжей и заставил Дон Жуана, этого откровенного грешника, с сарказмом говорить о лицемерных пройдохах: «Пусть козни их известны, пусть все знают, кто они такие, все равно они не лишаются доверия: стоит им разок-другой склонить голову, сокрушенно вздохнуть или закатить глаза, – и вот уже все улажено...» И здесь в словах Дон Жуана слышен голос Мольера.

В годы борьбы за «Тартюфа» Мольер написал и третью свою великую комедию – «Мизантроп» (1666), в которой гражданские начала мировоззрения драматурга были выражены с наибольшей силой и полнотой.

Бесстрашно бичуя пороки дворянского общества, Мольер был далек и от идеализации буржуазных нравов – особую группу в его творческом наследии составляют комедии, направленные против мира собственников, с их пороком стяжательства и страстью «одворяниться». Наиболее яркие образцы этого рода сатирической драматургии – комедия «Скупой» (1668) и комедия-балет «Мещанин во дворянстве» (1670).

Комедия «Скупой», написанная Мольером на основе сюжета древнеримской пьесы Плавта «Клад», имела острое злободневное значение и выставляла на общественное осмеяние зловещую фигуру ростовщика и накопителя, занявшего видное место в современном обществе.

Вся жизнь Гарпагона подчинена одной страсти – накоплению богатства.

Владея деньгами, Гарпагон смело может жениться на невесте своего сына Мариане. Когда он узнает, что сын является его соперником, он выгоняет его из дома, а затем лишает наследства и проклинает. Так же жесток Гарпагон и со своей дочерью; когда у него пропадает шкатулка с золотом, он злобно кричит Элизе, что был бы очень рад, если бы погибла не шкатулка, а она сама.

Золото отравило душу Гарпагона, это уже не человек, а злое, жадное и по-своему несчастное животное. Он никого не любит, и его никто не любит, он одинок и жалок.

В союзе Гарпагона и Марианы преступен не только алчный старик, преступна и добродетельная девушка: она сознательно соглашается стать женой Гарпагона в надежде на его скорую смерть.

По-иному деньги извращают натуру господина Журдена – героя комедии-балета «Мещанин во дворянстве».

Социальной основой тщеславных помыслов мольеровского мещанина были живые примеры подобных же стремлений, охвативших всю буржуазию, начиная от самого генерального контролера Кольбера до рядового буржуа – банкиров, торговцев, ростовщиков, начиненных деньгами, готовых заплатить огромные суммы за получение дворянской грамоты, за приставку «де» перед своей «вульгарной» фамилией, за составление их «геральдического древа». Они заводили друзей и любовниц среди придворных и осыпали их деньгами – и все ради того, чтобы, выражаясь языком того времени, «обернуться дворянином».

Став богачом, Журден хочет стать и дворянином, он уверен, что за деньги может добиться того, чтобы его почитали как аристократа, а обучившись всяким «наукам» и правилам этикета, действительно им станет.

Особенно дерзок и решителен в критике господ Скапен, герой одной из последних комедий Мольера «Плутни Скапена» (1671). Обличая общественные пороки, зло высмеивая своих глупых и легкомысленных господ, Скапен прекрасно умеет отстаивать свое человеческое достоинство.

Демократические герои Мольера действовали не только как антагонисты Тартюфа, Журдена, Аргана, они определяли общую атмосферу действия. Хотя Мольер и выдвигал сатирические персонажи на первый план, победа всегда оставалась на стороне разумных представителей третьего сословия и плебеев- слуг.

При всей живости, эмоциональности творчества Мольера важнейшей чертой его гения была интеллектуальность. Рационалистический метод способствовал глубокому анализу характеров, композиционной четкости построения комедии. Исследуя широкие пласты жизни, Мольер отбирал только черты, необходимые ему для изображения определенных типов.

Как писал сам Мольер, создавая Тартюфа, он «пользовался только резкими красками и существенными чертами». Именно в результате такого сознательного заострения характеров были созданы Тартюф, Дон Жуан, Гарпагон и другие типы широчайшего социального обобщения и огромной сатирической силы.

Народность комедий Мольера ярче всего выражена в их бодром, оптимистическом тоне, пронизывающем все образы, в том числе и сатирические, передающие иронию, гневный сарказм автора. По определению Л. Н. Толстого, «Мольер едва ли не самый всенародный и потому прекрасный художник нового искусства».

© 2000- NIV