Приглашаем посетить сайт

Театральная культура Западной Европы.
3. 4 Происхождение драмы

3. 4 Происхождение драмы

Прежде всего Аристотель говорит о происхождении трагедии «от запевал дифирамба». Дифирамб действительно был хоровой песнью в честь Диониса. Трагедии произошла, следовательно, из поочередного пения запевал и хора: запевала постепенно становится актером, а хор был самой основой трагедии. На трех великих греческих трагиках – Эсхиле, Софокле и Еврипиде – можно вполне ясно установить эволюцию хора в греческой классической драме. Эта эволюция была постепенным падением значения хора, начиная от тех трагедий Эсхила, где сам хор является действующим лицом, и кончая трагедиями Еврипида, где хор уже отрывался от действия трагедии и представлял собой не больше как некоторого рода музыкальный антракт.

Тот же Аристотель говорит о происхождении трагедии из сатировской игры. Сатиры – это человекообразные демоны с сильно выраженными козловидными элементами (рога, борода, копыта, всклоченная шерсть), хотя иной раз с лошадиным хвостом. Козел, как и бык, имел ближайшее отношение к культу Диониса. И сам Дионис представлялся в виде козла, и в жертву ему приносились козлы. Здесь была та идея, что растерзывается сам бог для того, чтобы люди могли вкусить под видом козлятины божественности самого Диониса. Самое слово «трагедия» буквально значит либо «песнь козлов», либо «песнь о козлах» (tragos – козёл и ode – песнь),

Необходимо признать вообще фольклорное происхождение драмы. Этнографы и искусствоведы собрали значительный материал из истории разных народов о первобытной коллективной игре, которая сопровождалась пением и пляской, состояла из партий запевалы и хора или из двух хоров и имела вначале магическое значение, потому что этим путем мыслилось воздействие на природу.

Вполне естественно, что в первобытной религиозно-трудовой обрядности еще не были дифференцированы те элементы, которые в дальнейшем приводили к развитию отдельных видов драмы или к перипетиям в пределах одной драмы. Поэтому смесь возвышенного и низменного, серьезного и шуточного – одна из особенностей этих первобытных зачатков драмы, чти н привело и дальнейшем к происхождению трагедии и комедии из одного и того же дионисовского источника.

В городе Элевсине давались мистерии, в которых в лицах изображалось похищение у Деметры ее дочери Персефоны Плутоном. Драматический элемент в греческих культах не мог не влиять на развитие драматизма в дифирамбе и не мог не способствовать выделению художественно-драматических моментов из религиозной обрядности. Поэтому в науке существует прочно установленная теория о влиянии именно элевсинских мистерий на развитие трагедии в Афинах.

Выдвигалась и теория происхождения трагедии из культа духа умерших, и в частности из культа героев. Конечно, культ героев не мог быть единственным источником трагедии, но он имел большое значение для трагедии уже ввиду того, что трагедия почти исключительно основывалась на героической мифологии.

Почти каждая трагедия содержит в себе сцены с оплакиванием тех или других героев, – поэтому была также теория и о френетическом происхождении трагедии (threnos – по-греч. «заупокойный плач»). Но френос тоже не мог быть единственным источником трагедии.

Указывалось также на мимическую пляску у могилы героев. Этот момент тоже очень важен. На известной стадии развития отделилась серьезная трагедия от веселой сатировской драмы. А от мифологической трагедии и сатировской драмы отделялась уже немифологическая комедия. Эта дифференциация – определенный этап развития греческой драмы.

© 2000- NIV