Приглашаем посетить сайт

Театральная культура Западной Европы.
7. 2 Расин

7. 2 Расин

Второй этап в развитии жанра классицистской трагедии связан с именем Жана Расина, обогатившего этот жанр глубокой этической проблематикой и тончайшей психологической обрисовкой образов.

В отличие от героических и усложненных сюжетов Корнеля с их государственной и общественной проблематикой сюжеты трагедий Расина более просты и приближены к семейным, личным отношениям между людьми. Достигая большего правдоподобия действия и жизненной достоверности переживаний, поэт умел раскрыть и главнейший конфликт своего времени. Но в трагедиях Расина высшим критерием оценки общественного поведения человека уже было не его служение государству, а моральная стойкость и верность нравственному долгу.

Жан Расин (1639-1699) родился в Ле-Ферте-Милоне и, рано осиротев, получил образование в янсенистской школе монастыря Пор-Рояль. Это в значительной степени повлияло на духовный склад поэта. Но его живая, свободолюбивая натура, увлечение античной поэзией с ранней молодости определили склонность Расина к литературному творчеству и любовь к театру. Переехав в Париж, Расин удачно дебютирует как поэт, написав оду на бракосочетание юного короля Людовика XIV. Отмеченный королевской милостью, он допускается к Версальскому двору, бывшему по тем временам цитаделью национального искусства.

В Париже Расин сводит знакомство с Буало, Лафонтеном и Мольером и по совету последнего пишет свою первую трагедию «Фиваида, или Братья-враги» (1663). Затем из-под пера молодого драматурга выходит трагедия «Александр Великий» (1665), в герое которой современники угадывают идеализированный портрет Людовика XIV. Обе ранние трагедии Расин сочиняет в манере Корнеля.

Затем наступает пора зрелости. Через два года после риторического «Александра» Расин пишет трагедию «Андромаха» (1667) и выступает уже как самостоятельный художник, способный на глубокое раскрытие общественной темы и яркое изображение характеров.

Трагедию показали в Бургундском отеле в ноябре 1667 г. В зале плакали и шумно аплодировали. Весь Париж ходил смотреть «Андромаху». «Она вызвала почти столько же шума, как «Сид», – писал современник. – Повар, кучер, конюх, лакей, все, вплоть до водоноса, считали нужным обсуждать «Андромаху».

Популярность трагедии объяснялась, конечно, не только безукоризненной ясностью и пленительной простотой расиновских стихов. Секрет всенародного успеха «Андромахи» заключался в общем моральном духе трагедии, оказавшейся (может быть, даже и помимо желания автора) очень затаенной, но существенной критикой современного общественного уклада.

При Людовике XIV, в эпоху относительного общественного умиротворения, королевская власть уже выступала как сила, стремившаяся прежде всего утвердить свою независимость от общих интересов страны. Личная воля, личное желание короля, иными словами, его «страсти» становятся законом, и естественно, что образ честной и мужественной Андромахи, сумевшей устоять против угроз и страсти царя Пирра, так глубоко взволновал массу зрителей.

Борьба Андромахи и Пирра имела глубокий общественный смысл. В ней нетрудно увидеть столкновение двух главнейших начал общественной жизни: деспотического своевластия и гражданских прав.

Расин еще верит в победу разума над страстями. «Андромаха» – трагедия с оптимистической идеей.

Вскоре поэт откажется от такого светлого взгляда на мир: жизнь отнимет последние надежды на гармоническое разрешение противоречия между низменным своекорыстием и гражданским долгом.

Через два года после «Андромахи» Расин написал «Британника» (1669). Сюжетом новой трагедии послужил рассказ Тацита о царствовании императора Нерона. Очерченный в резко отрицательных тонах, император Нерон олицетворял собой преступность власти, основанной на личном своеволии. В обрисовке Расина Нерон ничем не выше остальных людей. Но силой своей необузданной власти он превращает свободных римлян в рабов. Все трепещут перед монархом, и государственная власть становится абсурдной, ибо законный властитель превращается в главную причину общественного беззакония.

Главный источник зла, царящего в обществе, Расин видит в алчных, корыстных страстях, которые не встречают должного противодействия со стороны честных, благородных людей. Готовые к самопожертвованию, эти герои не находят в себе решимости бороться за свой идеал. Губительная сила злых страстей особенно страшна потому, что страсти могут толкать на преступления даже благородные натуры. Поэт развивает такого рода идеи в трагедиях «Береника» (1670), «Баязет» (1672), «Митридат» (1673), отмеченных глубоким постижением внутренней жизни героев и высоким строем поэтических чувств.

Можно сказать, что только в «Ифигении в Авлиде» (1674) Расин создает мужественный характер, способный противостоять насилию, но и здесь, используя сюжет одноименного произведения Еврипида, французский драматург ослабляет гражданское звучание античной трагедии и видит пафос подвига Ифигении не в идее служения народу, а в торжестве всепобеждающей человечности.

Отказ Расина от гражданской темы и замена ее моральной имели глубокое основание. Гражданские начала в государстве во второй половине XVII в. полностью изжили себя, гражданственность же общества была очень незрелой. Идеалы политической свободы вырисовывались лишь в самых общих, неопределенных чертах. Определенным казалось лишь моральное совершенство человека. Расин критиковал человеческую порочность, а не неразумное общественное устройство. Поэтому темы его трагедий ограничиваются семейными событиями, а страсти героев не выходят за пределы этики. Но величие и своеобразие Расина заключаются именно в том, что он поднимает семейные темы до такой трагедийной высоты и принципиальности, что в них отражаются существеннейшие стороны современной общественной жизни, клеймятся злые, эгоистические наклонности и провозглашаются нравственные, возвышенные побуждения.

Пример такого типа трагедии, воплощающей глубокий общественный и философский замысел, – «Федра» (1677).

Неразрешимые внутренние противоречия были положены Расином в основу трагедии о Федре, написанной по мотивам произведений Еврипида и Сенеки на ту же тему. Федра любит своего пасынка Ипполита, любит страстно, слепо, без надежды на счастье: она понимает несбыточность своей мечты, греховность своей страсти.

Нравственные принципы Федры суровы и нелицеприятны, они выражают этические идеалы гуманизма. Ее суровая непримиримость является символом героического возвышения человека над низменной стихией личных интересов.

После множества трагических ситуаций, не видя выхода из них, Федра убивает себя – ведь никаких иллюзий больше не осталось... Если Федру побеждают страсти, то смертью своей она торжествует над житейским лицемерием, над миром эгоизма, над личным интересом, подчиняющими человеческую совесть.

В «Федре» поэтический талант Расина достиг своей вершины, но в этот миг завистники поэта нанесли ему смертельный удар. Герцогиня Бульонская, объединявшая вокруг себя наиболее закоренелых врагов Расина, добилась провала «Федры», после чего Расин надолго ушел из театра. Он не писал до тех пор, пока неофициальная жена короля, мадам де Ментенон не уговорила поэта сочинить пьесу для воспитанниц Сен-Сирского пансиона. Расин написал трагедию «Эсфирь» (1689), а затем «Гофолию» (1691).

В «Гофолии» Расин изобразил широкую картину распада деспотической монархии и в скрытой форме выразил мысль о справедливости народного восстания. Трагедия и по своему тематическому диапазону и по составу действующих лиц (в финале была введена толпа восставших воинов – левитов) являлась произведением новаторским. Расширяя рамки классицизма XVII в., она намечала пути для философско-политической драмы эпохи Просвещения.

Людовик XIV остался недовольным «Гофолией», а вскоре поэт окончательно впал в немилость из-за составленной им записки о народных бедствиях. После поражения «Гофолии» Расин прожил еще восемь лет, но уже ничего больше не писал.

Приверженец абсолютной монархии, Расин, как и его герои, не видел выхода из противоречий действительности. Судьба человеческая представала в драмах Расина только в трагическом аспекте.

А. С. Пушкин, подчеркивавший аристократический характер расиновской драматургии, вместе с тем писал, что Расин «велик, несмотря на узкую форму своей трагедии». Решая глубокие этические проблемы, Расин показал, по словам Пушкина, «судьбу человеческую, судьбу народную».

© 2000- NIV